Soul Taker

Объявление



нажми на меня, ты же хочешь
07.11.2018 Вот мы и закрываемся. Пожалуйста, прочтите официальное обращение администрации к игрокам форума.

21.10.2018 Хэллоуинское обновление: о конкурсе Guess Who, хронологии событий и изменениях в правилах ролевой и чата.

02.10.2018 Октябрьское обновление и больше — тут!

15.08.2018 Опрос №4: О турнире, альтернативных эпизодах и обновлении — прими участие!

02.07.2018 Турнир студентов, поразительные изобретения профессора Франкенштейна, а также ввод в общий сюжет второй арки "Para Bellum" — читать в свежем выпуске новостей!

28.06.2018 В преддверии грядущего обновления, вводящего начало новой сюжетной главы и обновляющего игровые аспекты форума, была создана Перекличка. Не проходите мимо!

10.06.2018 Поздравляем Катрин Айсн с победой в конкурсе! А также победителей в остальных двух номинациях, Егиша Татевосяна и Франкенштейна Второго! Всем спасибо за ваши работы и за ваши голоса!

17.05.2018 Подводим итоги конкурса на открытом голосовании!

01.05.2018 Вот и начался новый месяц, а вместе с ним и первомайское обновление! Затронем ряд насущных проблем форума, а после перейдем и к нововведением. И да, прием антагонистов с этого дня закрыт!

22.04.2018 Была добавлена новая, удобная кнопка для входа в чат — теперь он выходит поверх форума, а не переводит по гиперссылке. Вместе с тем дополнена тема об использовании чата.

17.04.2018 Как вы уже поняли по уведомлению при входе на наш форум, вас уже ждут ломающие новости!

08.04.2018 Внимание всем студентам Шибусена без напарников! Специальное предложение для вас:
акция #1.5: Shibusen Classic!

01.04.2018 Первоапрельские новости! Новый и самый-самый первый конкурс, а также итоги прошедших двух недель и планы на будущее — все это вы узнаете из свежего выпуска ломающих новостей!

24.03.2018 Добавлен опрос по поводу будущего чата и возвращения флуда, а также новых смайлов. Добавлены два новых сюжетных эпизода на доске заданий.

20.03.2018 Без лишних слов: всем читать новостную ленту.

18.03.2018 Произошла смена руководства. На данный момент администрация форума — Август Шефер и Йозеф Миллер. Окончание переклички состоится 21 марта. Грядущее обновление — в ближайшую неделю.
Please Stand By.

16.03.2018 Новости, новости, новости! Мы обновили нашу новостную тему, где рассказали о нынешнем положении на форуме и наших будущих планах на нем. Также просим вас отметиться в нашей перекличке.

25.02.2018 Первый сюжетный квест завершен! Ура, ура, ура! У нас было много постов, и теперь самое время продолжить его. На Доске Заданий вас ждут три эпизода в Британии, каждый из которых сыграет большую роль в грядущей войне!

20.02.2018 - Квесты на доске заданий обновлены! ДОСКА ЗАДАНИЙ

11.02.2018 - "Заводи шарманку, Миша!", или - сюжет пошел дальше, и заверте... бал и новые сюжетные эпизоды доставят вам удовольствие, дорогие игроки. А поскольку компактной шапки мало, чтобы выразить нашу любовь и нашумевшие новости - появилась свежая НОВОСТНАЯ ТЕМА

08.02.2018
1. прием ведьм и колдунов, опубликовавших анкету позднее сегодняшнего дня, приостановлен;
2. для постов на бал в свободном порядке осталось 24 часа (до 11:00 по мск 09.02.2018).

31.01.2018 - Администрация с гордостью объявляет о том, что профили на форуме отныне есть! Заполняем по форме и радуемся красивому оформлению ;3 Заполнить карточку

22.01.2018 - О нём шептались, Его ждали, Его боялись! Администрация с удовольствием представляет вам... СЮЖЕТ! Теперь в дополнение к вашим обычным приключениям вы можете поучаствовать в событиях, которые грозят изменить мир. Академия, ведьмы и кишины столкнутся вновь, и кто знает, за кем будет победа в этот раз? Приходите на бал!

07.01.2018 - Всех с Рождеством! Новогодние каникулы подходят к концу и пора снова браться за работу - спасение мира, разумеется и первый шаг - отметиться в перекличке в организационном разделе. Отмечаемся!

01.01.2018 - Когда праздник приходит в Шибусен, даже сам Шинигами-сама в конце оказывается под елкой. Именно поэтому мы немно-о-о-ожечко опоздали. Но сегодня уверенным слогом спешим поздравить всех присутствующих с Новым Годом! Желаем вам счастья, добра и спокойствия в этом году. Мы вместе, и это потрясающий подарок.

17.12.2017 - "Личные дела!"
После ремонта открыта картотека личных дел, спешите заполнить вашу темку так, как нравится вам! Она еще пригодится.

10.12.2017 - "Первые задания!"
А вот и подъехали задания, разбирайте! Будут еще!

10.12.2017 - "Утро, когда ты это поймешь"
Дамы и господа, рады приветствовать вас на новом проекте Soul Taker!
Собралось достаточно активных и прекрасных игроков - низкий вам поклон! Это, конечно же, не предел. Рады сообщить, что большие и помпезные охоты с рейтингом вас ожидают в обозримом будущем. Ближе к празднику, как только смертолинии на учебе/работе у большинства закончатся, можно на это ориентироваться. Сейчас в вашем распоряжении для коммуникации флуд, поиск соигроков и время привыкнуть/узнать маневренность друг друга.
Большое спасибо и будьте здоровы!
Code Geass SEOULITE Fables of Ainhoa White PRбесплатных фотохостинг Кроссовер по аниме

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Soul Taker » Зарисовки из жизни » Моя твоя не понимать | 03 — 21.01.986


Моя твоя не понимать | 03 — 21.01.986

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://i.gifer.com/Bile.gif

Моя твоя не понимать

Дата и время:
03 — 21.01.986

Место:
Академия Смерти

Участники:
Anne Shirley, Yuri Bedov

Описание:
К странным и страшным местам Энн было не привыкать. К людям — тоже. Она уже несколько месяцев живёт в Городе Смерти на «испытательном сроке», гуляет от допросной к допросной, и только теперь дорвалась до занятий. Вот только разбираться со школьной рутиной и планировкой приходится самой, и даже хмурый парень на пути к цели не станет преградой. Возможно, внутри он не такой жуткий, каким кажется. Эдакая булочка с корицей. Или в России больше любят ба-ран-ки?

Отредактировано Anne Shirley (2018-10-08 16:22:59)

+1

2

Первый день в школе! Знакомо, не правда ли? Энн нравилось учиться в колледже при приюте, хотя там объясняли самые базовые вещи — как писать, читать, какова высота Эвереста и сколько кораблей было в первой главе Илиады. Про оружия, повелителей и ведьм в тех книгах, что были доступны Энн, не говорилось ни слова, поэтому почти вся новая информация воспринималась как маленький рождественский подарок. Волнение свернулось между рёбер колючим ежом. Попытка выманить его стаканом молока на завтрак ничем не хорошим не закончилась: аппетит пропал с концами, Энн сгрызла ноготь на указательном пальце и трижды проверила сумку с учебниками и тетрадями. Вряд ли поголовно все студенты Академии были в восторге от сидения на лекциях, но ведь знаниям откуда-то нужно браться. Пускай скучно или сложно, но если разобраться в основах, потом будет намного проще. Энн верила в это, когда поднималась по длинной лестнице, и когда искала нужную аудиторию, и когда с удивлением поняла, что пришла слишком рано, а указателей почему-то нигде не висело. Или их сняли специально? Не, вряд ли. Скоро подтянутся остальные и подскажут, куда идти. Из-за допросов и близкого общения со службой безопасности Города Смерти Энн пропустила первую неделю учёбы и переживала, что не успеет нагнать других студентов. Целая неделя, мамочки! Не то чтобы это было ужасно много, но хотелось не выделяться из толпы и не привлекать к себе лишнего внимания. Любой, кто переведётся в середине года или явится под конец занятия, автоматически станет белой вороной. Ну нет, этого счастья нам не надо!
Решительно сжав кулачки, Энн шагнула в неизвестность — то есть, в следующий коридор. Надежда случайно наткнуться на нужную дверь не покинула её даже когда перед лицом внезапно оказалась куртка с леопардовым принтом. Энн отпрянула, едва не упав, схватилась за стену и уставилась на принт. В глазах рябило от яркости пятен, словно она резко вышла из темноты под полуденное солнце. Обладатель столь выделяющегося рисунка повернулся к Энн, оказавшись парнем, на первый взгляд — примерно её одногодкой.
«Красивый», — пронеслось в голове рассеянное. Светловолосые и голубоглазые люди редко встречались на пути, предпочитая рождаться где-нибудь не в Англии. Справедливости ради, рыжих Энн видела тоже немного, так что парень не являлся каким-то там чудом дивным. Просто симпатичная мордашка и классные волосы. Именно такими, хрупкими и тонкими-звонкими, должны быть дети, подброшенные фейри вместо человеческих младенцев. Ему бы уши заострить, и будет вылитый эльф. Говорить вслух этого Энн не стала, предположив, что парню и так в жизни прилетало за совсем не мужественную внешность.
— Извини, я тебя не заметила, — улыбнулась она как можно доброжелательнее. Уф, хорошо, что брекеты давно исчезли с зубов! Было бы неловко. — Не подскажешь, как пройти в аудиторию тридцать два? Похоже, я слишком рано пришла или что-то вроде…
Никакого смущения при разговоре с парнями Энн не испытывала. Ну парень и парень, чай не единорог и не говорящий чайник. В приюте спать клали, конечно, по разным комнатам, но работали все одинаково. Перед кем-то заметно старше или преподавателем можно было бы скорчить жалобную мордашку, но незнакомец был, очевидно, таким же студентом, возможно, будущим одноклассником. Так что улыбаемся, ждём и не пялимся на волосы.

Отредактировано Anne Shirley (2018-10-07 01:00:15)

+2

3

На вкус Юры, учебный год начался слишком быстро. Словно кто-то специально поотрывал листы в календаре и ткнул крючковатым пальцем в обведенную черным маркером дату. И усмехнулся. Злорадно. Предвкушающе. Еще один год проблем и неловкости, получите, распишитесь.

Только вот Юра ничего подобного не заказывал. Ни проблем с языком, ни других людей вокруг, ни заинтересованных родственников, которые так им гордятся, так гордятся! На первом семейном обеде Юре пришлось врать всем, даже дедушке, говоря, что он остается на второй год из-за отсутствия напарника. Что без напарника он слишком слаб, как оружие, а на одной рукопашке далеко не уплывешь. Родители понимающе кивали, вспоминали прапрабабушку, которая тоже была луком и имела похожие проблемы, и с заговорческими улыбками говорили что-то нелепое, вспоминая день своего знакомства. От маминой кокетливой улыбки у Юры защемило сердце и дернулся глаз: мама редко вела себя как девочка-девочка, и, если бы не раздражающие намеки, Юра был бы счастлив, что она наконец-то показала эту часть себя. Но со стороны происходящее выглядело так, будто Юра рассказал им, что дергает девочку за косичку, а не то, что у него проблемы. Так что в перерывах между поеданием борща и черного хлеба, Юра раздраженно ворчал, что взрослые странные.

За время каникул Академия не изменилась. Те же убегающие из-под ног кирпичными змеями дороги, те же улыбчивые лица местных жителей и растерянно-счастливые - первогодок. Они бежали на инструктаж со всех ног, напоминая привлеченных Каа бандерлогов. Юра среди них выделялся никуда не торопящимся мрачным пятном. Где нужная аудитория он знал, инструктаж уже слушал, так что у него было время пошататься по территории и может даже выбрать место поукромнее и открыть в тихую купленный учебник английского. Новый учебный год он собирался посвятить зубрежке, чтобы хотя бы понимать, что препод говорит на лекциях.

Он осилил пару страниц, когда заранее поставленный на телефон будильник заорал о приближении начала занятий. Юра засунул книгу в сумку, радуясь, что его никто не застал за, как ему казалось, постыдным изучением всем известных основ, и побрел в сторону аудитории. Он прошел почти половину пути, когда его окликнули со спины. Внушающая отвращение из-за своей недоступности беглая английская речь заставила сморщиться, поэтому, когда Юра повернулся, то вряд ли был образцом дружелюбия.

Рыжая”, машинально подумал Юра, сжав прямо в карманах руки в кулаки, но тут же отвесил себе мысленный подзатыльник. Если бы каждая рыжая девушка была ведьмой, то работа у его семьи и других “охотников на ведьм” была бы много проще. Мысль о том, что девочка миленькая, как котеночек, была проигнорирована. Гораздо больше Юру интересовало другое.

Чего ей надо”, пытался он лихорадочно прикинуть. В итоге остановился на том, что девушка, вероятнее всего, опоздала на инструктаж, заплутала и растерялась настолько, что не испугалась к нему подойти. Правда ответить ей Юра все равно ничего не мог. Иностранные слова раскаленными углями ворочались во рту, и единственное, на что его хватило, отрывистое:

— Идем.

А потом он очень дипломатично и вежливо развернулся и пошел дальше по коридору, даже не пытаясь отслеживать, идет девушка за ним или нет. Прямо образец хорошего воспитания. Юра почти увидел, как дедушка хмурит кустистые брови, папа вздыхает, а мама складывает руки на груди. И еще Майя Плисецкая разочарованно отворачивает от него свой точеный лик. Но поворачиваться было глупо, что сделано, то сделано. Хорошо, что идти было недалеко, и уже через несколько коридоров показалась нужная дверь.

+2

4

Характером парень-эльф напоминал мрачнющего дракона, на чьи сокровища вздумал покуситься наглый полурослик. Да, Энн нравились «Хоббит» и «Властелин Колец», что в этом такого? Ассоциации пришли сами, она их не доставала специально, чтобы приклеить на встреченного парня бирку! И так хватает переживаний, чтобы волноваться ещё и о том, что там себе подумал другой человек. Судя по его лицу, восторга от общения он не испытывал, хотя кто знает, вдруг для него это норма. Не дождавшись ответных реверансов, а лишь короткого и хлёсткого повеления идти за ним, Энн пожала плечами и пошла. Искать кого-то другого в проводники глупо, леопард со спины парня на неё не прыгал, а недружелюбная реакция… у всех свои недостатки, верно? Особо это не задевало, Энн знала, что нравиться всем может только американский доллар. Зато она не опоздает в свой первый день и не окажется белой, то есть, рыжей вороной. В службе безопасности и дисциплинарном комитете ей уже прозрачно намекали, что лучше бы вести себя тихо-мирно и не отсвечивать. Как послушная и ответственная девочка, Энн собиралась поступать именно так.
Аудитория оказалась так близко, подумать только! План тут же оказался на задней стороне тетрадки, ведь не ловить же ей каждый день новых провожатых, надо и самой добираться, не забредая при этом в столовую, тюрьму и лабиринты, скрытые от чужих глаз. Размеры Академии внушали трепет, наверняка под ней был скрыт если не пресловутый лабиринт, то множество переходов и тайн точно. Идеальный слух, который пожелает проверить сотня студентов. Интересно, с его помощью отсеивают потенциальных нарушителей правил или просто развлекаются, наблюдая за тщетными попытками?
Риторические вопросы моментально вылетели из рыжей головы, когда Энн зашла вслед за парнем в просторное помещение. Аудиторию она представляла именно так: большой, светлой, со множеством скамей, полукругом уходящих наверх. Перед кафедрой стоял серьёзный и усталый на вид профессор, на местах уже сидело несколько студентов. Некоторые из них сразу чем-то выделялись — позой, одеждой, громкой и уверенной речью, другие спали прямо на сложенных руках или книгах, третьи вообще не пришли. Был ещё четвёртый тип, невзрачные тени, лиц которых Энн не запомнила ни с первого, ни с пятого раза. Что ж, со временем всё будет. Соблазн взглянуть на однокурсников иначе, хотя бы краешком поразглядывать их души был так велик, что лишь звонок о начале урока сбросил с Энн транс предвкушения. Она вздрогнула, опустила голову и резче, чем собиралась, села рядом с парнем-эльфом. Кажется, он этому факту сильно удивился, ведь возле него больше никого не было, а опаздывающие девушки и парни старательно избегали даже смотреть в его сторону. Да кто он такой? Внебрачный сын Шинигами? Местная «элита» или наоборот — злостный хулиган? И тех, и других Энн доводилось встречать, но вот так, с полпинка, эльф не раскалывался.
Ладно, неважно.
— Спасибо! — шепнула Энн, прикрыв рот ладонью. Некрасиво вообще не поблагодарить, даже если благодарность свою она могла засунуть в разные интересные места. Послав парню на всякий случай ещё и улыбку, Энн раскрыла тетрадь на первой странице, записала название предмета, имя преподавателя и тему. Вот она, новая, удивительная жизнь! От предвкушения длинные рыжие косы едва не подпрыгивали, всё норовили упасть то за спину, то на грудь. Энн фыркнул тихо, отбрасывая мешающие волосы, склонилась над белым листом и не разгибалась минут десять, пока сам преподаватель не сделал перерыв на стакан воды. Лишь тогда выдалась минутка сладко потянуться, осмотреться по сторонам — те, кто спал, проснулись, говоруны перебрались на галёрку, отличники сидели впереди и ловили каждое слово.
На листке соседа (в клеточку, вырванном явно просто чтобы был), не было записано ни единого слова.

Отредактировано Anne Shirley (2018-10-07 22:18:51)

+2

5

Серьезно? Нет, серьезно?! Юра даже ущипнул себя, чтобы проверить, что едва ощутимое тепло по левую сторону ему не померещилось. С ним рядом никто не сидел со средней школы, когда его одноклассникам разрешили самим выбирать с кем они хотят сидеть. Юра не удивился, что его никто не выбрал. Его одноклассниками были те же дети, которые жили с ним в одном доме, так что их отношения были сложены задолго до того, как Юра пошел в первый класс. У него только однажды был сосед, уже в старших классах: сын военных, который переезжал каждый год на новое место, и которому было плевать на то, что о нем подумают окружающие. Веселенькое было время.
Но в остальном, Юра был как в той поговорке “леди не одна, леди сама по себе”. Пока его сверстники устраивали страсти мадридского двора (“ты должен/должна сидеть со мной!”), Юра всегда занимал камчатку, где мог спокойно учиться. Ему никто не подбрасывал записок и не просил о помощи, поэтому было достаточно времени, чтобы заниматься не только учебой, но и делать свои дела. А дел у него было много. Юра не любил плевать в потолок, так что либо что-то читал для себя, либо изучал семейный книги. За одну такую он устроил драку: одноклассники вырвали ее из рук и начали смеяться (смеяться там, правда, было не над чем, семейные хроники далеко не всегда были смешными, если только вы не предпочитаете черный юмор), и Юра им объяснил, что чужое брать не хорошо. Особенно у него. Правда потом его отчитали все, кто смог: учительница, директор и даже преподаватель с балетной школе. Родители тоже добавили свои пять копеек за то, что он вынес семейную реликвию за пределы дома. Юра молчал, осознав, что молчание - золото.
Примерно ту же тактику он использовал и в Академии, только вместо камчатки сидел там, где ему нравилось. Все равно никто не садился рядом. До этого дня.
Странная”, - подумал Юра, передернув плечами. Отсаживаться не стал, особо реагировать тоже. На тихое “спасибо”, которое он смог понять, просто кивнул.
Юра машинально достал тетрадный лист, чтобы создать эффект бурной деятельности, прекрасно понимая, что опять не поймет ни слова. Маловероятно, что двадцать минут самообучения по учебнику для начальных классов чем-то ему поможет. Надеяться, что лекция будет если не на русском, то хотя бы на немецком или французском, было глупо. Так что Юра достал маленький походный блокнот, в котором один из его предков записывал истории про поиск ведьм в Тамбовской губернии, и сконцентрировался на чтении.

+2

6

Обучение в Академии Смерти напоминало то, чем обычные люди занимались в университетах. То есть бегать за студентами никто, кроме как во время практических занятий, не собирался, за свои ошибки ты расплачивался сам, а теорию зубрил на общих началах, и плевать, кто ты при этом — оружие, повелитель, ведьма или радужный единорог. Мысль, что не все в аудитории понимали преподавателя, закралась в голову Энн к концу лекции. Не то чтобы она и раньше не знала: сюда приезжали люди со всего мира, и хотя имелись филиалы почти в каждой стране, получить образование в Академии считалось почётной и полезной тратой нескольких лет жизни. А значит, опыт и навыки у студентов тоже были разными, даже в классе для начинающих, где многое в итоге зависело или от таланта, или от усидчивости. Ну, и ещё немножко от того, как сильно ты хочешь болтаться в статусе «ничего не знаю и не умею». Не без оснований Энн подозревала, что большинство из будущих коллег или имели «школу жизни» на улице, или прошли курс молодого бойца в семье с глубокими корнями, или ещё как-то повысили уровень собственного величия до предельной отметки. Поэтому простым смертным ничего не оставалось, кроме как слушать, записывать и учить, что было не так-то и плохо. Хорошо даже. Но ведь Академия — это не сплошь учёба, верно? Это бои, состязания, напарники, смертельная опасность и встреча с неведомым. Общение, как ни крути. Вот с последним намечались проблемы. Энн видела, что с некоторыми из учеников вполне можно было вести дела, даже спросить что-то и не быть посланной далеко и надолго. Однако пресловутое женское любопытство тянуло нос к человеку, с которым его хозяйка повстречалась в коридоре. Почему эльф не вёл конспект? Что такого интересного было в его блокноте, на вид очень-очень старом? С трудом подавив соблазн придвинуться ближе и заглянуть в чужие записи, Энн мысленно дала себе щелбан и сосредоточилась на лекции.
Впрочем, ненадолго.
— А теперь перекличка, — профессор выглядел уставшим: неудивительно, ведь ему приходилось объяснять элементарные для него самого вещи целому классу лбов. Ну ладно, кто-то наверняка всё это знал. Просто так тщательно скрывал знания, что они совершенно не отражались на лице. — Энн!
Почему-то называл профессор только имена. Видимо, фамилия — это слишком круто для NOT. Впрочем, Энн было всё равно, как к ней обращались старшие, пока не переходили рамки вежливости. Для этого человека она уж точно никогда не будет «мисс Ширли».
— Я здесь, — коротко глянув на неё, профессор пробормотал что-то себе под нос и поставил галочку в журнале. Процесс до боли напоминал рутину в колледже, когда проверять начинали под конец занятий, чтобы узнать, кто досидел и выдержал, а не сбежал во время короткого перерыва. Энн немного нервно поёрзала на скамье, оглянулась — другие по очереди то поднимали руки, то лениво отмахивались, мол, тут мы, никуда не делись. Было заметно, что всех их профессор знал в лицо. Стало стыдно: неделя не критична, конечно, но разница со временем будет всё заметнее. Хм, может, попросить у кого-нибудь конспект?
Парня-эльфа окликнули предпоследним. Имя — странное, произнесённое с сильным акцентом, засело в голове, как длинный острый гвоздь. Йу-урий. Так, что ли? Йу-ра. Попытавшись произнести имя мысленно, Энн потерпела сокрушительное фиаско. Зато отпали вопросы на тему «почему он не пишет». Про Россию не слышал только глухой, и хотя ничего, кроме медведей, непонятных балалаек и водки Энн вспомнить не смогла, всё равно прониклась уважением. Говорят, там очень холодно даже летом. И люди настолько суровы, что даже представитель филиала не абы какое оружие, а самая настоящая Царь-пушка.
— Эм... Извини, а можно...
Эльф ускользнул: после занятий он растворился в толпе настолько быстро, словно использовал заклинание невидимости. Энн сплела пальцы в замочек, подумала. Приставать к человеку, который очевидно не хотел общаться — плохо. Но ей же было интересно! И хотелось помочь, ведь если у этого Йу-уры правда не очень ладится с языком, то разве не долг одноклассницы хотя бы постараться это исправить? Оставалась сущая мелочь: донести эту светлую мысль до неприступного русского и не отхватить после смелого предложения сумкой по лбу.
Так и потянулись дни в Академии Смерти: Энн садилась рядом с Юрой — произносилось это именно так, она посмотрела транскрипцию в учебнике, — здоровалась и прощалась, иногда подходила на перемене и внятно спрашивала, не хочет ли он сделать вместе домашнее задание. Похоже, вопросы его только раздражали, но Энн не сдавалась. Спустя неделю неторопливой осады Юриного метафорического замка она пришла в класс раньше остальных и увидела там... ну, понятно кого.
Улыбнулась, сказала бодро:
— Привет! — а затем, следуя уже женской интуиции, добавила на французском: — Si froid dans la rue!*
Французскому её научила воспитательница в приюте. Она то ли неудачно выскочила замуж, то ли перебралась из Франции специально, никто из воспитанников особо не интересовался. Женщина в возрасте, она часто болтала на родном языке и объясняла на адской смеси английского с французским сложные моменты из книг. Читать Энн так и не научилась, зато нахваталась разговорной лексики, блистать которой на улицах Парижа она никогда бы не стала. А тут как-то само вырвалось.
____________________
*Так холодно на улице!

+2

7

Юра никогда не думал, что отработанные за его семнадцать лет навыки бегства и мимикрирования ему понадобятся не для того, чтобы тактически избегать слишком сильных противников или охотиться на злых ведьм, а чтобы прятаться от слишком дружелюбной одноклассницы. Юра натыкался на ее рыжие косы каждое утро, как по расписанию. В пять утра подъем, разминка, растяжка, отработка балетных движений, боевая тренировка, если успеет, минут пятнадцать английского одновременно с завтраком, потом дорога до аудитории и Энн. Имя было не сложным, а особа, его носившая, была упрямой и яркой, так что Юра ее запомнил.
Судя по всему, она быстро раскусила его проблемы с английским, так что почти каждый день с несокрушимостью Т-34 пробивалась к нему сквозь толпу учеников и медленно, как дебилу, проговаривала слово за словом какие-то простые вопросы и фразы, в духе “доброго утра” и “хочешь позанимаемся вместе”. Юра уже знал достаточно слов, чтобы понимать такие предложения, еще и сказанные в настолько удобном для него темпе. Немного сбивал с толку диалект, что выдающий в Энн кого-угодно, кроме титулованной уроженки Лондон-сити, но Юра привык.
Его больше беспокоило то, что он чувствовал себя униженным и заинтригованным. Сразу вспомнились переполненные азартом мамины рассказы про Большую игру. Про англо-саксов она говорила с забавным выражением лица: смесью восхищения, презрения и искреннего сочувствия, ласково называла слонами в посудной лавке, пиратами и чаефилами. Юра, кажется, начал понимать, почему.
Хотя сначала он вспомнил не о Британской военной кампании, а о Булгакове, царствие ему небесное. Анечка (так ему было привычнее и приятнее) быстро стала обладательницей образа булгаковской героини в частности и всего романа в целом: от нее словно веяло чертовщиной и находчивостью, и с каждым последующим днем Юра чувствовал, как приближаются к его шее трамвайные рельсы.
Почему он просто не отшил ее? Он сам не знал. Ворчал, игнорировал, шипел как рассерженный кот, но не гнал, если она садилась рядом.
-- Бесовы англичане, - проворчал Юра, когда Аня вошла в еще пустую, если не считать его самого, аудиторию. Разумеется, она сразу же направилась к нему, сияя улыбкой и солнцем в волосах. Обреченность навевала поэтические настроения, но Юра, как на зло, не мог вспомнить ни одну подходящую ситуации строчку. -- Ваш захватческий дух вас когда-нибудь погубит.
Аня не думала про историю, войны и колониальную экспансию, но вела себя в лучшей традиции своих предков. Наглый штурм, едва прикрытый дипломатичностью, как ядерная боеголовка тетрадным листом, оправдал себя.
И Юра сдался. Ему невероятно надоело молчать, сидеть в одиночестве и быть изгоем там, где от него никто особо не ждал чего-то страшного. Не больше, чем от всех остальных русских. Юра не знал, когда он сам бы выкорчевал себя из набившего оскомину образа.
Юра демонстративно переложил сумку, освободив соседнее, ближайшее к проходу место. До трубки мира им было еще далеко, но можно было начать с “декларации Шумана”. Жаль только, что она не француженка, а он не немец, было бы прям красиво. Но Юре пока хватит французского, на который он с облегчением перешел.
-- Нормально, бывало хуже, - и добавил. - Ну и зачем ты ходишь за мной?
__________
Декларация Шумана - первое послевоенное предложение министра иностранных дел Франции объединить с Германией промышленность. Стало первой ласточкой будущего Европейского союза.

+1

8

Он ответил, ответил! Энн с трудом удержалась, чтобы не захлопать в ладоши. Прогресс был крошечный, буквально шажок вперёд, но и такая малость со временем могла толкнуть целый состав с горы вниз. Главное найти точку опоры и вовремя нажать на рычаг. Не то чтобы Энн была фанаткой физики, но ей правда показалось, что в это раннее, ничем, в общем-то, не примечательное утро произошло нечто чертовски важное. Почти знаковое, как свадьба очередной модели с очередным наследным принцем британской короны.
В приюте говорили: иногда невозможно понять, что ты на самом деле чувствуешь. Погаси улыбку, слепит. Улыбка вообще удобная штука — скрывает истинные эмоции, помогает наладить контакт, показывает, что у тебя всё замечательно и не надо тревожиться, спасибо. А ещё Энн могла улыбаться просто потому, что ей было весело и хорошо, без причины порой, а когда причина всё-таки находилась, удержать бурлящий внутри вулкан эмоций становилось попросту нереально. Чтобы случайно не задеть Юру рукой или тетрадью, Энн медленно вдохнула-выдохнула и тогда лишь села рядом, вспоминая на ходу давно не пользованный язык. Акцент у неё был, конечно, аховый, ещё хуже, чем не-чистый-лондонский, но вроде бы Юру всё устраивало, раз он даже задал вопрос, а не уткнулся в книжку, игнорируя внешние раздражители. Так, что же там было?..
Не слишком уверенно — фразы и слова ещё надо было подобрать, а фонетику уговорить не скрипеть на зубах, как ириски! — Энн пояснила, зачем:
— Понимаешь, мне хочется с тобой подружиться. Ты очень... необычный, светлый, а любопытство никуда не деть, я пыталась. Если не хочешь дружить, я надоедать не буду, но позволь хотя бы помочь с английским?
Очень удачно в аудитории никого не было, Энн даже специально оглянулась, чтобы убедиться, что никто не заснул на лавке в аудитории. Без свидетелей да ещё и на французском Юре должно быть намного легче обсуждать и признавать свои проблемы с языком. Он не выглядел таким ершистым, как неделю назад, стрелял глазами довольно воинственно, да, но с намёком на перемирие. Энн сочла это хорошим знаком.
— Мы могли бы заниматься в библиотеке после лекций, — удобно всё-таки приходить раньше, можно без стеснения повернуться всем корпусом к собеседнику и разглядывать его с интересом. То есть, Энн и раньше этим занималась, а теперь ей, если выражаться спортивными терминами, показали зелёную карточку. — Или тренироваться! Я бы с радостью посмотрела, как ты превращаешься в... — Она сощурилась, зелёные глаза чуть потемнели, выдавая концентрацию и иной взгляд, направленный уже не на внешность. — У тебя сильная душа. Ой, прости, что так внезапно!.. Я немного умею их видеть... Души в смысле. В общем, ты подумай, ладно?
Получилось неловко и Энн бы с радостью ещё пару раз извинилась для надёжности, но в аудиторию зашёл учитель и первые ласточки. Пришлось свернуть разговор и сделать вид, что они снова просто так сидят рядом и совсем-совсем не хотят разговаривать, как остальные, спрятавшиеся на галёрке. Энн задумалась о записочках или тайном шифре, но для этого надо стать настоящими друзьями, рано ещё. Зато как волнительно!

+1

9

Энн тараторила. Она словно пыталась вывалить на Юру все, что у нее накопилось за время упрямой осады. Хотя, почему словно? Скорее всего, она несколько раз продумывала, как и что скажет. Может даже — Юра, не удержавшись, усмехнулся — репетировала перед зеркалом. Ему было неожиданно легко представить, как она пыталась еще более дружелюбно улыбаться своему отражению, как составляла самые простые, на ее взгляд, предложения, и все равно срывалась на быстрый темп и фразеологизмы. Юра попытался представить себя на ее месте, и понял, что вряд ли действовал иначе. Понравившегося ему человека он брал бы в стиле “иду на вы”.
После осознания всех усилий, на него потраченных, быть осаждаемой стороной стало на редкость приятно.
Энн говорила достаточно бегло, но с кучей ошибок и ужасным акцентом — и все равно лучше, чем сам Юра говорил на ее родном языке. Она путала времена, повторялась, но все это терялось под ее напором и энтузиазмом. А Юра все-таки не экзаменатор лингвистического.
— Тебе больше время некуда тратить?
— машинально буркнул Юра, сам же недовольно скривился и постарался исправиться до того, как Аня смогла бы обидеться. — После пар можно. Библиотека большая можно выбрать место подальше от толпы.
Ух, ура, он это сказал. И даже небо не разверзлось и не ударило в него молнией. Прогрессируем, Юрочка. Можешь взять с полки пирожок, их там два, крайний не бери.
Энн была забавной. Она пылала энтузиазмом, казалось, дай ей волю, она начнет подпрыгивать на месте и освещать мир улыбкой-прожектором. Юра понял, что знал о ней крайне мало: только то,что она англичанка и повелитель, причем совершенно неопытный. И в этом говорила не юркина гордость, а факты: если сама по себе Энн еще могла увернуться от атаки, если противник был не слишком сильнее ее, то в паре с кем-то работа пока не клеилась. Сам Юра на занятиях ни с кем не становился и не превращался, а настаивать на партнерстве было некому. Но он следил за остальными. И за Энн в том числе. И пока он так и не понял, как она собирается выходить в поле. И с кем. Перед глазами предстала картина, почему-то в стиле “Родина-мать зовет”, в котором Энн сжимает лук (т.е. Юрия Бедова собственной персоной), натягивает тетиву, целясь в какого-то кишина. Если бы Юра сказал, что ему этот вариант будущего не понравился, он бы соврал. Теоретически, ей должно было быть удобно, он все-таки не средневековый лук, а, можно сказать, последней модели, на пике технологий. Даже Энн должна смочь его удержать и натянуть тетиву через какое-то сравнительно небольшое время.
— Интересно, — подумал Юра, оценивающе оглядев тонкие руки однокурсницы, — она рискнет?
Через какое-то время приличная часть сомнений развеялась.
— Она видит души, — восхищенно подумал Юра. Не смотря на то, что теперь под ее взглядом он чувствовал себя немного… голым, он был преисполнен восторга. Это говорило о хорошем потенциале, и та его часть, которая отвечала за меркантильность, удовлетворенно потерла руки и завопила “брать, пока никто не опередил”.
— Посмотрим.
Можно было бы договориться о встрече, но начал подтягиваться народ, вошел профессор, чье скучающее выражение лица прямо “мотивировало” на учебу. Так что Юра пожал плечами и привычно достал записи предков. Открыл блокнот на середине, как раз с картинкой, где его предок зарисовал привязанную к столбу ведьму. Девушка была даже младше Юры и, если Светозара Бедова была хоть немного реалистична, невероятно хороша собой. Такую не повесят на стену в мужской общаге, но сжечь столь нежное создание на костре смог бы только последний живодер. Или тот, кто пострадал по вине ведьмы. Как писала много раз прабабушка, это был тот редкий случай, когда ангельская внешность скрывала душонку хуже, чем у кишина. Уже через страницу была отвратительная зарисовка места ритуала. Юра только вздохнул, поджал губы и привычно заставил себя читать дальше. В конце концов, это была его будущая работа. Только привыкнуть к этому было просто лишь на словах. На деле даже погружение в “семейное дело” с пеленок не помогло легко и равнодушно принимать положение вещей. Дедушка говорил, что с возрастом легче не станет, но получится спокойнее относиться к тому, что в мире есть некоторое дерьмо. Юра дедушке верил и терпел.
Юра бросил на старательно записывающую лекцию Энн задумчивый взгляд.
— Интересно, она хотя бы догадывается, с чем нам… то есть ей придется столкнуться?

Отредактировано Yuri Bedov (2018-10-27 19:06:54)

+1

10

Эмоциональность стала из достоинства огромным недостатком — ну как тут усидеть на месте, когда изнутри тебя разрывает, как накрытый крышкой котелок с варевом? Не обязательно ведьминым из мышей и лягушек, самый обычный куриный суп тоже способен «убежать», если не следить за температурой и вовремя не помешивать содержимое котелка. Главное не взбалтывать, а то случится неприятный такой «бум». Успокоиться себя Энн заставила так: вспомнила один из допросов, на котором её, конечно, не мучили и не били, но сидела она перед вежливым человеком со стальными глазами как на иголках. И со временем обрела такое спокойствие, будто вместо крови по венам тёк жидкий лёд. Вопросы и собственные ответы немного отрезвили. Она всё-таки не в нормальной школе и каждый студент — потенциальный убийца кишинов и ведьм, не особо стремящийся понять разницу между ведьмой плохой и хорошей. «Хороших» в природе не существует, если верить учебникам и преподавателям. Радуясь общению с одноклассником, нельзя забывать, что при малейшем подозрении он может и напасть — так их всех учат, разве нет? И резонанс с любым напарником был штукой рискованной, ведь кто знает, какая последует реакция и не станет ли триумф наконец получившейся техники для Энн последним в жизни.
Она не собиралась отступать назад и отказываться от своих слов. Но поумерила пыл, напомнила себе, что осторожность — в первую очередь, а потом уже чисто девчачьи прыжки до потолка и фантазии о первой настоящей дружбе. Юра ей правда нравился и казался интересным, значит, нельзя было ни выдать себя, ни разочаровать его.
«У нас полно свободного времени, — могла бы ответить Энн, — мы же новички, да и занятий не так много, как я представляла до поступления. Думала, будет тяжело. Пока только интересно. И сложно — на практике. Вот её бы подтянуть…»
Юра наверняка заметил, что с боями у незадачливой повелительницы туго. Отбарабанить теорию или написать тест на «отлично» — это, конечно, здорово, но на кишина не произведёт никакого впечатления. Не отметками же его убивать, правильно? Пока что ладить с оружиями Энн могла только вне тренировочной площадки. Стоило выйти на свободное пространство перед целым классом и взять в руки меч/копьё/нунчаки, как всё шло по… одному интересному маршруту. Нет, кожу ей оружие не сжигало и моментально не чувствовало, кто она на самом деле. Но ни о какой слаженности не могло быть и речи, в первую очередь из-за хреновой физической подготовки самой Энн. Скакать, уклоняясь от ударов, было трудно, а с чем-нибудь тяжёлым и живым наперевес — тем более. В итоге проигрывали оба. Мало кто рвался снова возиться с неопытным повелителем. Энн понимала, почему, но обида от этого не рассасывалась по волшебству. Надо больше работать! Стараться! Угу, и поменьше читать мотивационных книг, ни черта они не помогали. Иногда появлялось желание прошептать один из маминых стишков, только разум отвешивал пинка и напоминал: любая магия снимет защиту души, и её прикончат её же одноклассники. Так что терпи и бегай по утрам, как бы ни хотелось валяться в кровати подольше.
«После пар» — такая заманчивая фраза! Можно мечтать и думать, как вести их маленькие уроки, чтобы Юре было понятно и интересно. В приюте не раз приходилось помогать воспитателям с обучением совсем маленьких детей. Читать им сказки, рассказывать истории, добиваться внятных фраз, а не милого, но бесполезного «агу». Раз я справилась с четвёркой близнецов, то одного русского точно осилю! Так рассуждала Энн, вспоминая то основы педагогики, то смешные яркие картинки с буквами английского алфавита, которые она когда-то рисовала сама и даже зачем-то бросила на дно чемодана с другими вещами. Пригодились наконец.
Один взгляд украдкой и в сторону разрушил тщательно возведённую стену спокойствия. Вдоль спину пронёсся сквозняк. Кончики пальцев онемели, а в груди наоборот стало жарко, как во время обострения воспаления лёгких. Только дело было не в затяжной болячке, которой Энн однажды мучилась в детстве, а в картинке, которую Юра рассматривал, как многие мальчишки — плакаты хорошо знакомых звёзд. Ведьм принято было сжигать или топить. Считалось, что эти две стихии очищали их грязные души. Много позже охотники из Шибусена и его филиалов доказали глупым людям, что специальное оружие справляется с подлыми колдуньями намного лучше. Энн передёрнуло от фантомного ощущения голодного пламени на коже. Она не заблуждалась, думая о своих одноклассниках лучше, чем они есть. Но всё-таки в глубине души надеялась, что хотя бы кто-то из них не пожелает ей смерти в огне. Может быть. Наверное.
О чём думал Юра, читая записи в блокноте? Радовало ли его показательное сожжение ведьмы? По его лицу и не скажешь. Энн не стала спрашивать и сделала вид, будто не заглядывала в чужие вещи и вообще ни капли не беспокоится по этому поводу. Водить ручкой по бумаге она заставляла себя сквозь оцепенение и почти физическую боль. Страшно. Она знала, на что шла, но… умирать не хотелось. Ужасно, вот. А кому понравится гореть заживо?
Наконец-то занятия кончились и Энн вместе с Юрой отправилась в библиотеку. Там было тихо спокойно, почти не появлялось людей, потому что дышать пылью мало кому нравилось. Свободный столик с отличным обзором выбирал Юра и Энн в который раз задумалась, насколько же хорошую подготовку он прошёл у себя в России.
— Итак… Начнём с алфавита и произношения. Потом я принесу карточки и будем учить слова. Если что-то непонятно — спрашивай, не стесняйся, постараюсь объяснить.
Энн переборола внутренний мандраж и запинала страх глубоко-глубоко в душу. От собственной слабости было тошно, надо с ней бороться. И вместо панического бегства встречать проблемы с улыбкой. В конце концов, кому сейчас легко! Без прежнего оцепенения она села рядом с Юрой, а не напротив, чтобы между ними не было стола, и принялась терпеливо и спокойно рассказывать основы. Это знал любой маленький англичанин, но не было ничего страшного или стыдного в том, что у Юры не хватало ни опыта в разговоре, ни знаний в грамматике.
Чтобы его поддержать, Энн добродушно сказала:
— Пытайся объяснить, находи синонимы, используй образы. Если не получается — пытайся снова. Даже жестами можно сказать очень многое, правда? На всё нужно время, так что мы просто будем заниматься каждый день, а ещё делать домашние задания — каждый своё. И я бы с радостью подтянула французский, и ты бы учил меня. Разве не классная идея?

+1

11

Пара закончилась. Хотелось бы сказать “слишком быстро” или “наконец-то”, но Юре было все равно, где сидеть и где читать, а старательно что-то записывающая рядом Энн почему-то грела душу. И немного не давала сосредоточиться, просто своим присутствием: Юра до сих пор не привык, что рядом кто-то есть.
Пошли? — Юра закинул сумку на плечо и выжидательно посмотрел на Энн. Чуть прищурился. Ему, конечно, могло показаться, но как-то она занервничала. Было непонятно, беспокоилась ли она, как пройдет “урок” или было виновато что-то другое. Юра не был врачевателем душ и становиться им не собирался, так что просто пожал плечами и пошел рядом. Если сработаются, то разберутся, какие у девушки там проблемы. Если нет, то и дело не его.
Библиотека была огромной и пустой одновременно, и Юра облегченно вздохнул. Он привык к большим пространствам, высоким зданиям и, разумеется, к книгам, а кукольный Город Смерти со слишком гиперактивными и бесящими студентами в этот образ не вписывался совершенно. Первое время Юре даже казалось, что он спит, но за год он привык и перестал обращать на это внимание. И все-таки библиотека стала небольшим напоминанием о доме.
Юра быстро осмотрелся и, найдя нужное место, стремительно пошел через весь зал, игнорируя многочисленные пустые столы. Остановился он только у противоположной стены. Стол был не таким большим, как в середине зала, но рядом с окном, а стулья спинами опирались на огромные книжные шкафы. Место было относительно незаметным, зато с него открывался хороший обзор. Юра не боялся нападения, но вспыльчивые или слишком увлекшиеся тренировками студенты могли вломиться внутрь, не побоявшись внести диссонанс в святую святых знаний. Юра хотел иметь хоть несколько секунд, чтобы увернуться от летящего в голову оружия (или стула, или куска стены, или… ну, вы поняли) и Энн, при необходимости увернуть.
Юра сначала хотел сесть к стене, ожидая, что Энн сядет напротив, но она не стала и терпеливо ждала, пока он выберет. Сообразив, что она хотела сесть рядом, Юра кивнул ей на дальний стул, а сам сел от нее по правую руку. Он был правшой и, если ему надо будет что-то записывать, так будет удобнее.
Неизвестно, что повлияло на Юру больше, восстановившееся спокойствие Энн или тишина и уютность библиотеки, но на озвучивание плана он отреагировал спокойно и даже благодушно, готовый терпеливо повторять сложную английскую фонетику. Увы, учебник так и не смог ему объяснить, как читается страшное сочетание “th”.
Занятие шло спокойно, пусть фонетика отказывалась запоминаться с первого раза. Юра бесился, потому что она не должна была быть ужаснее французской, а вызывала столько проблем! Уже через полчаса губы болели, а язык отказывался подниматься к небу или мелькать между зубов.
Это сложнее, чем казалось, - пробормотал Юра, распластавшись на столе. С такого ракурса заходящее солнце высвечивало волосы Энн, которые напоминали то ли прирученные реки крови, то ли адское пламя. Юра прикрыл глаза, вдохнул-выдохнул, сел нормально на стуле и уже хотел вытолкнуть из себя заслуженное “спасибо”, но понял, что просто не может. Словно кто-то заклятие немоты бросил.
Поблагодарить Энн было необходимо. Она была необязана бегать за ним, а потом сидеть и вдалбливать прописные для нее истины. Юра почувствовал, как гнев на свою иногда тупящую гордыню сжимает горло и зажигает румянцем кончики ушей и резко встал. Сбросил учебники в сумку и посмотрел на Энн, чувствуя себя решительным идиотом. Если он не мог сказать “спасибо” прямо, то он мог помочь в ответ. И не французским, который ей нафиг не сдался, а тем, что сам умел достаточно хорошо.
Пойдем.
Юра собирался научить Энн драться или хотя бы не умирать от первой атаки противника, а если Юра что-то решил, то он это сделает. Чего бы ему это не стоило.

Отредактировано Yuri Bedov (2018-10-29 19:46:10)

+1

12

— У тебя хорошо получается! — совершенно искренне похвалила «ученика» Энн. До магистра Йоды ей было как до Луны, но она старалась объяснять попроще и понятнее, особое внимание уделяя явно не поддающемуся Юрию произношению. Коварные звуки, правда? Хотя вздумай сама Энн произнести что-нибудь на русском, её настигло бы огромное и сокрушительное фиаско. А уж прочитать… В общем, зря Юра на себя наговаривал. С первой попытки ни у кого ничего не получается, только у гениев, а их ещё найти надо. Да и зачем быть гением и всё знать, это же скучно! Намного интереснее заниматься общим делом и расширять кругозор. Сегодня, например, Энн узнала, что ведьмы отлично горят, а суровые русские эльфы професионально мимикрируют под столы в библиотеке. — Не унывай, с практикой станет намного легче.
На растекшегося по столу Юру без улыбки было не взглянуть. Он напоминал кота, которые, как известно, на девяносто процентов состояли из воды, а оставшиеся десять умудрялись есть, пить и драть диваны в радиусе километра. У Энн никогда не было своего домашнего животного, но она подозревала, что именно так дела и обстоят. Юра, конечно, никого не драл и почти уже не шипел, но порыв погладить его по волосам сдержать оказалось сложнее, чем Энн думала. Пришлось срочно занять руки тетрадками и книжками, словно те нуждались в её пристальном внимании, а совсем не  покрасневшая от лежания щека одноклассника.
Вдруг Юра резко встал. От скрипа ножек по паркету Энн вздрогнула и подняла на него взгляд в молчаливом вопросе: а что, собственно, стряслось? Спросить вслух и вообще хоть что-то пискнуть она не успела, потому что самым бессовестным образом залипла на мелькнувших за волосами кончиках ушей. Красных ушей. Будь Энн обычной девушкой, она бы решила, что Юра хотел признаться в… ну, в чём признаются нормальные мальчишки? Но ни она, ни он не были ни обычными, ни тем более нормальными. А значит, странному поведению была логичная причина. Может, устал. Может, надоело. Или привык выражать благодарность как-то иначе, не пространными монологами о том, в какой глубокий гроб ему хочется прыгнуть, чтобы отплатить долг.
— Куда? — наверное, стоило уточнить сразу, но Энн из любопытства собрала книжки и пробежала за Юрой до тренировочного зала без единого слова. Медленно садилось солнце, каблуки гулко стучали в полупустых коридорах. Скоро надо возвращаться в общежитие, ей опоздания не прощались в принципе, но пока времени хватало, чтобы с терпеливым ожиданием пилить Юру взглядом и заглядывать ему в лицо. — Ты хочешь потренироваться прямо сейчас? Я ведь…
«плохой повелитель»
— Ничего почти не умею. И вообще… Иии!
Типичный девчачий визг вырвался непроизвольно, в обход разума. А как тут не вскрикнуть, когда фигуру Юры охватило серебристое свечение, а затем ей в руки прыгнул самый настоящий лук! Ничего подобного Энн в жизни не держала и так близко не видела. От лука исходило приятное тепло, он был увесистый, но не слишком тяжёлый. С непривычки и от неожиданности Энн его, конечно, чуть не уронила, перепугалась ещё больше и быстро шмыгнула в зал, чтобы никто случайно не увидел их дикие пляски.

0


Вы здесь » Soul Taker » Зарисовки из жизни » Моя твоя не понимать | 03 — 21.01.986


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC