Soul Taker

Объявление



нажми на меня, ты же хочешь
15.08.2018 Опрос №4: О турнире, альтернативных эпизодах и обновлении — прими участие!

02.07.2018 Турнир студентов, поразительные изобретения профессора Франкенштейна, а также ввод в общий сюжет второй арки "Para Bellum" — читать в свежем выпуске новостей!

28.06.2018 В преддверии грядущего обновления, вводящего начало новой сюжетной главы и обновляющего игровые аспекты форума, была создана Перекличка. Не проходите мимо!

10.06.2018 Поздравляем Катрин Айсн с победой в конкурсе! А также победителей в остальных двух номинациях, Егиша Татевосяна и Франкенштейна Второго! Всем спасибо за ваши работы и за ваши голоса!

17.05.2018 Подводим итоги конкурса на открытом голосовании!

01.05.2018 Вот и начался новый месяц, а вместе с ним и первомайское обновление! Затронем ряд насущных проблем форума, а после перейдем и к нововведением. И да, прием антагонистов с этого дня закрыт!

22.04.2018 Была добавлена новая, удобная кнопка для входа в чат — теперь он выходит поверх форума, а не переводит по гиперссылке. Вместе с тем дополнена тема об использовании чата.

17.04.2018 Как вы уже поняли по уведомлению при входе на наш форум, вас уже ждут ломающие новости!

08.04.2018 Внимание всем студентам Шибусена без напарников! Специальное предложение для вас:
акция #1.5: Shibusen Classic!

01.04.2018 Первоапрельские новости! Новый и самый-самый первый конкурс, а также итоги прошедших двух недель и планы на будущее — все это вы узнаете из свежего выпуска ломающих новостей!

24.03.2018 Добавлен опрос по поводу будущего чата и возвращения флуда, а также новых смайлов. Добавлены два новых сюжетных эпизода на доске заданий.

20.03.2018 Без лишних слов: всем читать новостную ленту.

18.03.2018 Произошла смена руководства. На данный момент администрация форума — Август Шефер и Йозеф Миллер. Окончание переклички состоится 21 марта. Грядущее обновление — в ближайшую неделю.
Please Stand By.

16.03.2018 Новости, новости, новости! Мы обновили нашу новостную тему, где рассказали о нынешнем положении на форуме и наших будущих планах на нем. Также просим вас отметиться в нашей перекличке.

25.02.2018 Первый сюжетный квест завершен! Ура, ура, ура! У нас было много постов, и теперь самое время продолжить его. На Доске Заданий вас ждут три эпизода в Британии, каждый из которых сыграет большую роль в грядущей войне!

20.02.2018 - Квесты на доске заданий обновлены! ДОСКА ЗАДАНИЙ

11.02.2018 - "Заводи шарманку, Миша!", или - сюжет пошел дальше, и заверте... бал и новые сюжетные эпизоды доставят вам удовольствие, дорогие игроки. А поскольку компактной шапки мало, чтобы выразить нашу любовь и нашумевшие новости - появилась свежая НОВОСТНАЯ ТЕМА

08.02.2018
1. прием ведьм и колдунов, опубликовавших анкету позднее сегодняшнего дня, приостановлен;
2. для постов на бал в свободном порядке осталось 24 часа (до 11:00 по мск 09.02.2018).

31.01.2018 - Администрация с гордостью объявляет о том, что профили на форуме отныне есть! Заполняем по форме и радуемся красивому оформлению ;3 Заполнить карточку

22.01.2018 - О нём шептались, Его ждали, Его боялись! Администрация с удовольствием представляет вам... СЮЖЕТ! Теперь в дополнение к вашим обычным приключениям вы можете поучаствовать в событиях, которые грозят изменить мир. Академия, ведьмы и кишины столкнутся вновь, и кто знает, за кем будет победа в этот раз? Приходите на бал!

07.01.2018 - Всех с Рождеством! Новогодние каникулы подходят к концу и пора снова браться за работу - спасение мира, разумеется и первый шаг - отметиться в перекличке в организационном разделе. Отмечаемся!

01.01.2018 - Когда праздник приходит в Шибусен, даже сам Шинигами-сама в конце оказывается под елкой. Именно поэтому мы немно-о-о-ожечко опоздали. Но сегодня уверенным слогом спешим поздравить всех присутствующих с Новым Годом! Желаем вам счастья, добра и спокойствия в этом году. Мы вместе, и это потрясающий подарок.

17.12.2017 - "Личные дела!"
После ремонта открыта картотека личных дел, спешите заполнить вашу темку так, как нравится вам! Она еще пригодится.

10.12.2017 - "Первые задания!"
А вот и подъехали задания, разбирайте! Будут еще!

10.12.2017 - "Утро, когда ты это поймешь"
Дамы и господа, рады приветствовать вас на новом проекте Soul Taker!
Собралось достаточно активных и прекрасных игроков - низкий вам поклон! Это, конечно же, не предел. Рады сообщить, что большие и помпезные охоты с рейтингом вас ожидают в обозримом будущем. Ближе к празднику, как только смертолинии на учебе/работе у большинства закончатся, можно на это ориентироваться. Сейчас в вашем распоряжении для коммуникации флуд, поиск соигроков и время привыкнуть/узнать маневренность друг друга.
Большое спасибо и будьте здоровы!
Code Geass SEOULITE Fables of Ainhoa White PRбесплатных фотохостинг Кроссовер по аниме

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Soul Taker » Охоты » [Охота] Мануэль Этре | 26.02.986


[Охота] Мануэль Этре | 26.02.986

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Цель

Описание

Участники

Мануэль Этре
https://i.imgur.com/HFxC6ev.png
Зарождающийся Кишин
Ранг:

Школа танцев Этре считается одной из самых лучших в Париже. Сюда ходят обучатся как мировые звёзды театра, так и дочери самых влиятельных и богатых людей Европы. Сам мэтр Этре постоянно на виду, он французская знаменитость, легендарный учитель танцев, известный как своим талантом, так и благотворительностью. В школе Этре каждый год поступают семь детей из малоимущих семей, которым мэтр лично оплачивает все расходы и учит в специальном пансионе, в пригороде. После года обучения они отправляются выступать в разные части света, вот только наблюдатели академии не смогли найти ни одной из выпускниц Мануэля Этре.

Eduardo Hidalgo
Wanda Dummy
Alfram Richter

Место действия

Париж, Франция

Откуда начать:

Прибудьте в Париж, встретьтесь с сыщиком Карпентье у Эйфелевой башни

0

2

   Париж — прекрасный и цветущий город, культурный центр Франции. Историческое место возвышенной любви, великих решений и законодатель моды. Но так было раньше. Сейчас не так. Сейчас — голод и уличная преступность повсюду. Всеобщая паника. Франция пострадала от термоядерного взрыва больше всех, если не считать саму Англию. По всей стране не было света более, чем на неделю. Только позже власти смогли, не имея никаких средств коммуникации, не без гуманитарной помощи, восстановить связь и инфраструктуру хотя бы Парижа и остальных больших городов. В это время у Рене было больше работы, чем когда бы это ни было. Уроженка Франции, в детстве Рене Карпентье вместе со своими родителями переехали из Орлеана в Париж в связи с новой работой отца. Большая часть работы матери Рене заключалась в регулярных командировках по стране. Они долгое время жили больше с отцом, встречая и провожая мать хотя бы раз в две недели, если везло. Так было, пока не заболел отец и не лег в кардиологический отдел. После его смерти от инсульта, Рене стала жить с тетушкой, сестрой отца, проживающей на окраине Парижа. Проматывая историю своей жизни с далекого детства до нынешнего времени, она никогда не видела Париж таким. Алчущим и злобным. Страдающим и презирающим. Они еще не скоро вернутся в привычное русло. Если честно, Рене не верила, что они смогут стать такими же вновь.
   Она сидела на лавочке в Париже с двумя стаканчиками слегка остывшего глинтвейна — пара, которая должна была приехать, уже опаздывала. Рене не было холодно, ведь свой напиток она выпила еще горячим. И когда она все же дождалась ожидаемую пару, она... достала из своего пальто фото. Затем перевела взгляд снова на новоприбывших.
Это не профессионально, — сказать, что она была удивлена стоявшей рядом с парой фигуре с разукрашенным лицом, ну... в общем-то, ничего не сказать. — Лучше нам как можно скорее проследовать в машину. Желательно не попадаться на глаза людям.
   Она скучающим взглядом вновь посмотрела на стоявшие два стаканчика уже полностью остывшего глинтвейна, а потом как можно более равнодушно пожала плечами, поманив трех студентов за собой. Неподалеку их ждал пусть уже старенький внутри, но все еще ухоженный и сверкающий снаружи, несмотря на дождь с радиационной примесью, автомобиль Renault Alliance. Когда все разместились и пристегнулись, она тронулась, предварительно включив радио.


По радио играл приятный французский поп-рок, немного расслабляя и сыщика, и, возможно, троицу.

   Красоты Парижа и его пригородов должны были несколько снизить какое-либо напряжение у ее спутников. Прекрасное место для романтического свидания. Рене в такт песне пальцами стучит по рулю автомобиля, а затем поправляет салонное зеркало заднего вида, смотрит на студентов, чтобы проверить их настрой. Удовлетворительно.
   Но путешествие под веселую и энергичную музыку заканчивается, когда они наконец подъезжают к пансионату, а на часах уже пробивает 7 вечера.
   

Он выглядел довольно ухоженно и мило, свет горел и, казалось бы, жильцы не спали. Может у них как раз вечерняя репетиция?

http://sh.uploads.ru/v9S8x.jpg

Я буду ждать здесь на случай, если нужно будет быстро выбраться отсюда, — сказала им вслед Рене. И, на самом деле, эта старушка могла выжать из себя еще очень много лошадиных сил. Она не раз и не два спасала уже девушку от всяких напастей, истории о которых лучше преподносить в сериалах о детективах.
   Войдя на его территорию, троица не обнаружит никого живого. Может, стоит подойти к двери, постучаться и, если никто не откроет, войти самим? Тогда они обнаружат, что им не только никто не откроет, но и дверь окажется открыта. Или же они предпочтут получше обследовать местность вокруг, посмотреть в окна и тогда уже решить, заходить или нет?.. Но даже в таком случае в окнах они никого не увидят. И вокруг — тишина.
   Странно. Опасно. Угнетающе.
[icon]https://i.imgur.com/QGf8g3d.png[/icon][nick]Renee Carpentier[/nick][status]Muffin Punch[/status]

+3

3

Путешествие было очень долгим. Настолько долгим, насколько это возможно себе представить. Мало того, что из-за произошедшего в Англии, прямые рейсы до Парижа на самолете были не доступны, так еще требовалось добраться до цели на поезде. Не то, чтобы Эдуардо не любил путешествовать... Но затяжной перелет до Барселоны, где они должны были сесть на транспорт до Парижа явно убил весь энтузиазм даже у такого энергичного человека, как Идальго. Мексиканец вызвался помочь младшекурсникам из NOT класса по доброте душевной. Не мог же он оставить своих товарищей на произвол судьбы. Тем более, лишней подстраховка никогда не бывает. Да и у самого Эда чесались руки. Во время произошедшего конфликта он был на задании в другой части света и не мог при всем желании бросить довольно проблематичное задание. Вернувшись в родные казематы Мариачи был до глубины души поражен происходящим в Англии. К такому его явно не готовили. Но сдаваться или забиться в нору, ожидая лучших времен, он не стал. Горячая кровь требовала отмщения. В течении всего месяца Идальго отправлялся на самые различные миссии. И вот в один из дней, когда Эд ошивался возле доски заданий в поисках чего-то особенного, до чуткого слуха музыканта донеслись разговоры парочки студентов о их предстоящем задании в Париже. Свалившись как снег на голову, Идальго предложил свою кандидатуру в оказании помощи. И вот, спустя каких-то пару часов студенты небольшой группкой отправились во Францию налегке, взяв только самое необходимое, да теплую одежду.

Первые несколько часов путешествия Мариачи развлекал своих новых знакомых песнями и байками его родной страны, постоянно корча разные рожи и без умолку смеясь, стараясь хоть как-то поднять настроение от крайне унылого и долго путешествия. Затем, разговорившись, Эдуардо начал рассказывать случаи из своей жизни, избегая лишних подробностей под аккомпанементы своей любимой гитары. А под конец уже надоевшего перелета Идальго откровенно заснул. Разбудила его подготовка к предстоящему приземлению. Обрадованный наконец-то закончившимся перелетом, Эд был тут же разочарован тем, что троице предстоял проезд на поезде. Да когда же это кончится?! Ожидание меня убьет быстрее, чем Кишины! По дороге из аэропорта мексиканец долго изрыгал ругательства на нескольких языках, пока не сошел на нет на половине маршрута. Хоть Испания и не пострадала от взрывов ядерных боеголовок как Англия или Франция, даже тут ощущалось то уныние и безнадега. Беженцы заполонили улицы, мрачная атмосфера пропитала город. Идальго уже видел подобное, правда дело было в солнечной Мексике и люди, по большей части, страдали от картелей и бандитизма, творившегося в родной стране, поэтому его не впечатлило и не шокировало увиденное. За время своих странствий он много повидал...

Но не смотря на происходящее, Барселона продолжала кипеть жизнью. Тут и там суетились люди, кто-то помогал пострадавшим, где-то разнимали драку. Возможно, будь Эдуардо один, он бы остался и побродил по местным барам и закоулкам. И скорее всего, нарвался на пару душевных драк и попоек. Но сегодня Идальго был не один, и это останавливало его от поиска дополнительных приключений. Поторапливая своих товарищей, мариачи поскорее увел их подальше от творившегося мрака, в надежде, что юные студенты не будут зацикливаться на увиденном. В дальнейшем, троица без происшествий добралась до вокзала, где им повезло сесть на уходящий поезд в сторону Парижа. Но главным и самым приятным бонусом перед дальней поездкой было то, что им выделили отдельное купе. Вначале поездки Эд разложил свое оружие, которое вез с собой в специальном гитарном футляре с двойным дном. После тщательной проверки револьвера с ножами и настройки своей излюбленной боевого инструмента, Идальго снарядил свое вооружение. Гитара же осталась покоиться в футляре. Надеюсь, ты не понадобишься раньше времени.

В процессе пути до столицы Франции Эд оставил парочку одних (мало ли у них там что может быть), озорно улыбнувшись и похлопав Альфрама по плечу, мексиканец пожелал парню удачи в начинаниях и коварно подмигнул, прежде чем вальяжно удалиться из купе на поиск хоть каких то развлечений до того момента, когда состав наконец-то прибудет в искомую точку. Побродив по вагонам, мариачи встретил крайне интересную компанию испанцев-добровольцев, которые отправлялись в Париж помогать людям. Быстро спевшись, компания устроила небольшую вечеринку, которая технично переросла в попойку, из которой под конец путешествия пришлось вытаскивать Идальго его напарникам.

И вот, наконец-то спустя почти сутки троица добралась в город, который когда-то был мечтой любого, а сейчас представлял из себя довольно грустное зрелище. Эдуардо быстро осознал масштаб разрушений, причиненных даже тут. Алкоголь моментально выветрился из головы. Мексиканец сразу стал серьезным.
-Друзья, нынешний Париж вряд ли можно назвать тем, что был раньше. Вполне возможно, мы столкнемся с шайкой мародёров или бандитов местного разлива. Будьте внимательны и постарайтесь не убить никого. Шинигами явно не обрадуется, если пострадают невинные. Надеюсь, вам не надо напоминать, что или кто является нашей целью. А сейчас пойдемте, чую нужно быть очень аккуратными, чтобы не вляпаться как следует.

Но как бы не старался Эд, петляя по улочкам города, они не смогли полностью избежать неприятностей, пока добирались до места встречи. Пару раз было достаточно припугнуть бродяг, которые хотели напасть на троицу. В одном случае пришлось даже обнажить ножи, но до их использования дело не дошло. Бандиты почуяли неладное и скрылись раньше того, чем Идальго пустил свое оружие вход. Давненько я не видел таких запуганных и загнанных людей... Вскоре худо бедно, но троица добралась до места встречи, где их ждала очаровательная девушка, за которой бы, не будь это заданием, Эд бы с удовольствием приударил. Но опять же было ни место, ни время.

-Прошу принять мои глубочайшие извинения, сеньорита. Ваш прекрасный город слишком велик, а люди нынче пошли не очень вежливые. Никто не хотел указать нам дорогу и пришлось добираться самим. Заплутали, моя вина. - произнес Идальго, снимая шляпу, прижимая её к груди и опуская голову в знак раскаяния. -Впредь постараюсь не оплошать. Да и зная я, что вы ждете нас тут совсем одна,примчался быстрее ветра! - добавил мексиканец, водружая обратно на голову сомбреро, улыбаясь широко девушке. Но стоило только незнакомке зарекнуться об очередной поездке, Повелитель тут же сник, опять предвкушая крайне "интересные и увлекательные" поездки по городу. И ведь ничего не попишешь.. Добираться как-то надо, но это уже начинает утомлять.

Сев в машину на переднее сидение, Идальго тут же пристегнулся и поставил футляр с гитарой между ног. Девушка не собиралась называться, как впрочем и не старалась узнать их имена, поэтому Эдуардо коротко представил своих партнеров и себя, после чего попытался расслабиться, когда машина тронулась в нужном им направлении,  слушая далеко не самую приятную музыку, которую ему доводилось слышать. Пара попыток начать разговор ничем не увенчалась, поэтому Эдуардо оставалось разглядывать местные пейзажи. Если они сейчас так хороши, что же здесь было до всего этого?...

И вот, спустя какое-то время, вся компания добралась до заветной цели. Неужели... Выйдя из машины, музыкант закинул футляр за скину и, поправив сомбреро, галантно открыл дверь перед Вандой, после чего принялся осматривать пансионат, присвистнув от шикарности здания. Издалека казалось, что в нём ведется какая-то бурная деятельность, будь то репетиция или еще-что. Но на деле особняк был подозрительно  безжизнен. Это было очень странно. Кивнув детективу на её предложение, мариачи махнул рукой компаньонам по направлению к постройке. Тишина мрачно давила, а отсутствие признаков жизни поражала. Что же тут происходит на самом деле? Подойдя ко входу, мексиканец постучал по двери. Но никакого ответа не было. Подождав полминуты, Идальго потянул дверь и та отварилась, что крайне не понравилось Повелителю. Обернувшись к товарищам, он изрек:

-Так, предлагаю обсудить дальнейший план действия. Здесь явно что-то не так.

+2

4

Поездочка, конечно, предстояла тяжёлая. Ванда впервые покинула Великобританию только после её падения. К Городу Смерти она успела немного привыкнуть, за пару дней обойдя его полностью, но выезжать за его пределы пока что была не готова. Взялась за задание девушка только потому что хотела убедиться, что в Европе всё нормально.
Второй в жизни полёт на самолёте впечатлял не меньше первого, но через час проплывающие где-то внизу облака начали надоедать. Скучать ей не приходилось, ведь с ней и Альфрамом увязался на редкость интересный мексиканец. Он так старался привлечь к себе внимание спутников, что у Венди создавалось впечатление, будто ещё в стенах Шибусена ему щедро заплатили за представление. Эдуардо прекрасно справлялся с отвлечением от плохих мыслей и волнением перед первой миссией, за что она была крайне ему благодарна. За весь перелёт девушка не проронила ни слова, но одинокой себя не чувствовала, что порядком её удивило. Откровенно говоря, в роли напарника и сопровождающего она предпочла бы видеть женщин, с мужчинами ей работать не приходилось, да и создаёт такое сотрудничество излишнюю неловкость. Должно было создать, но её не было. Эд оказался приятным молодым человеком с музыкальным слухом и забавными шутками. Однако стоило им выйти из самолёта, пропитавшегося особым мексиканским духом, как настроение девушки сменилось.
Барселона была ужасной. Отвратительной. Совсем не такой какой должна быть Барселона. Уверенность Ванды таяла на глазах. А это ведь ещё не Париж. И ещё не Лондон. Лондон… Комок в горле держался до самой посадки на поезд. В купе девушка отвернулась от сопровождающих её парней к окну, намереваясь сидеть, прижав ноги к груди, до конца поездки. Присутствие Идальго успокаивало, но уже не так сильно. В один момент он и вовсе решил покинуть Альфа и Венди. Дамми повернулась, чтобы спросить о том, куда собрался Эд, однако сразу же залилась краской и быстро развернулась обратно. После выхода Эдуардо из купе воздух в нём состоял из кислорода, углекислого газа, азота и неловкости. Плотность этой самой неловкости, к сожалению, была настолько высока, что Ванда едва могла дышать. На какое-то время это даже отвлекло от плохих мыслей. Оставшееся время до прибытия в Париж прошло для неё спокойно, исключая разве что поиск пропавшего (тусившего) в поезде сопровождающего.
На вокзал девушка выходила с закрытыми глазами. За Париж ей было обидно и больно. В её свойственных для столь юного возраста представлениях о Франции сюда нужно приезжать, чтобы смотреть представления тысяч мимов на улицах под Эйфелевой башней, пока за тобой грациозной стайкой бегут мужчины с целью нашептать на тебе на ушко что-то о любви, чего ты всё равно не поймёшь, ведь не знаешь французский. А с неба должны падать круассаны и брендовая одежда. Ванда неуверенно подняла веки, так как вслепую далеко всё равно не уйдёт. Мимов не было ни на вокзале, ни в самом городе. Мужчины выглядели скорее злыми и хмурыми, нежели настроенными на романтику. Смотря в небо ждёшь больше радиоактивный дождь, чем состоящий из выпечки и ткани. На самом деле любой нормальный человек ждёт скорее радиацию в качестве неожиданного сюрприза, чем вот это вот всё, но если Венди не будет лихорадочно веселить саму себя, то у неё натурально поедет крыша. Хотя бы Эйфелева башня была на месте, поэтому девушка концентрировала всё своё внимание именно на ней до самой встречи с сыщицей.
Перед Рене ей сразу стало стыдно. Она не знала, что они опаздывают. Ванда вообще много всего пропустила мимо ушей, даже попытку нападения на них, пытаясь не смотреть ни на что кроме высоченного символа Франции. Когда башня исчезала из поля зрения, то Венди напряжённо смотрела на кого-то из парней, кто шёл впереди. Париж она хочет помнить живым и спокойным, так что съездит сюда ещё раз однажды, когда всё вернётся на круги своя.
Девушка взяла в руки полагавшуюся ей порцию глинтвейна и осушила стаканчик за пару глотков ещё до того, как они дошли до машины. Заняв своё место, Ванда откинулась на спинку сидения, закрыла глаза и начала тихо мурлыкать игравшую по радио песню, которую даже не знала. Музыка возымела должный эффект, позволив наконец подумать о чём-то приятном.
Автомобиль остановился, Рене подала голос. Венди взволнованно взглянула на пансионат. Выглядело всё красиво, да и подозрений не вызывало. Оставалось надеяться на то, что наводка ложная, с воспитанницами всё хорошо, а господин Этре просто любит играть с ними в прятки. Нет тут кишинов. Сейчас мы поговорим с охраной, может быть посмотрим репетицию и поедем обратно. Девушка неловко улыбнулась открывшему дверь Эду и вышла из машины.
Чем дальше Ванда отходила от автомобиля, тем страшнее ей становилось. На неё давило это место несмотря на внешний уют. Она неуверенно шла за Эдуардо, быстро, но детально рассматривая здание, вглядываясь в окна. На каждый стук в дверь девушка нервно вздрагивала, однако продолжала улыбаться, хоть и не так естественно как обычно.
Ничего, сейчас нам откроют… — выдавила она из себя через какое-то время после стука, но сопровождающий явно счёл ожидание слишком долгим, поэтому дверь открылась. Ванда издала продолжительный противный писк, похожий чем-то на дверной скрип. Входить она пока что была не готова. Натянув улыбку пошире, Дамми перешла на шёпот — Я лучше посмотрю снаружи.

+3

5

Начало этой охоты ни в какое сравнение не шло с предыдущей. Стоило Альфу с его напарницей тогда выйти из самолета, как тут же они наткнулись на цель, а потом... а потом начался кошмар. И узнав, что новенькая уже рвется наружу, тут же навязался ей в напарники, так как чувствовал себя странно в связи с тем, что пока Лондон горел, он прыгал и бегал на охоте, а во время Удара и вовсе... спал. В этот раз он решил сам познакомиться до охоты с напарницей и выловив ее в коридоре попытался завести дружескую беседу. Вот только при разговоре она, как будто бы испытывала дискомфорт, что совсем не было присуще... никому из известных Альфу девушек Шибусена. Большая часть из них все еще могла с легкостью переломать Рихтеру обе ноги. Ладно, он решил скинуть все это на пережитое девушкой. И пусть парень сначала был настроен максимально скептически по поводу их внезапно появившегося сопровождающего, но сеньор Идальго оказался более чем приятным человеком. Он из кожи вон лез, лишь бы мелочь не заскучала, будь то песни или истории. Его общество окрашивало весь полет толстым слоем мексиканского коллорита и отвлекало Рихтера от дурных мыслей о Париже, да и всей европе в целом. Судя по весточке, что он получил от родителей, Германии досталось сравнительно несильно.
На протяжении всего перелета револьвер пытался казаться радостным, с удовольствием поддерживал истории Эдуардо, а меж делом косился на напарницу, надеясь, что рано или поздно она тоже проникнется. Не прониклась. По прибытию в Барселону Альф осознал всю растяжимость слова "сравнительно", потому что увиденное заставило мигом выветриться из организма все хорошее настроение, накопленное до этого. "То есть в мире творится... подобное. И все это пока я спокойно хожу на лекции и сижу с контроллером в руках. " - Он не сводил взгляд с напарников, то сверля взглядом спину Эдуардо, то озираясь через плечо на плетущуюся сзади Ванду. Лишь изредка он пытался смотреть на улицы испанского города, то и дело утыкаясь во что-то нехорошее.
А дальше был поезд. В нем Альф переоделся в одежку потеплее, по сути, просто сменив свою любимую белую куртку на менее любимый черный плащ. У которого все равно был обязательный, по меркам парня, капюшон. Холодов Рихтер не любил, так что он с удовольствием произвел бы несколько более серьезное утепление, но присутствие Дамми его остановливало. И тут прямо на середине пути, Идальго просто берет и сваливает, оставляя Альфу несколько толстых намеков, смысла которых беловолосый не понял... бы, если бы был круглым идиотом. Слова коварного мексиканца заставили револьвер зарыться в плащ, дабы никому в этом мире не показывать свое пунцовое лицо. Украдкой взглянув на свою спутницу, Альф понял, что она испытывает нечто похожее, но по какой-то другой причине. И вот так вот они и сидели. Долго сидели. Воздух был настолько тяжелым, что его можно было бы с легкостью намазать на кусок хлеба, и повертье, бутерброд бы получился не из приятных. Спасло только внезапное осознание, что вот они уже подъезжают к Парижу, а мариачи все нет и нет. Подробности эвакуации подвыпившего мексиканца из столь же подвыпившей компании стоит опустить.
И вот, наконец, Париж. Темные улицы, угрюмые лица, попытки нападения и тяжелые мысли о том, что катастрофа может настигнуть тебя в любой, абсолютно неудобный момент. Пусть ты в спешке делаешь себе сэндвич, пытаясь успеть во время рекламной паузы, занимаешься утренней пробежкой или даже сидишь в туалете. За троицей попятам следовали тени и фигуры, то и дело мелькавшие в переулках, держа в напряжении всю дорогу. Когда же нападение небольшой группы таких вот фигур едва не перешло в активную фазу, Альф даже оторопел, а на его ладони медленно появился барабан, в любой момент готовый разразится выстрелами. "И что теперь делать? Это же люди, стрелять по ним?" - однако, в дело довольно быстро вмешался Эдуардо, намекнув нападавшим парой бритвенно острых лезвий, что им стоит уйти.
Вот и место встречи и естественно, студенты опоздали. "Такого крюка навернуть да за такое короткое время - да эта женщина должна нам руки за скорость пожать! Ну ладно, глинтвейн тоже сойдет." - пусть Альф и пытался забить подобными мыслями голову, но все же скрывать факт, что ему откровенно стыдно получалось плохо. Глинтвейн он до этого момента не пробовал, но остался доволен, пусть и сама идея пить кипяченый алкоголь вызывала у  Рихтера, пившего до этого только пиво с вином (благо в Германии этими напитками можно баловаться с шестнадцати) смешанные ощущения. Вот и финишная прямая.
Музыка в машине и правда была достаточно приятной и даже в некотором роде расслабляла. По крайней мере, на нервную и дерганую девушку, что сидела на заднем сиденье с Альфом она пойдествовала, а это уже хорошо: никому не нужна нервотрепка на первом задании. По крайней мере самому Рихтеру ее не хотелось, пусть и избежать он ее тогда и не смог. В голову вновь ударили сравнения этой миссии и предыдущей. Стоило парню и его тогдашней напарнице сойти с самолета, как они попали под дождь, потом налетели на кишина, долго за ним бежали и в результате оказались в месте из-за которого Альф теперь до конца жизни не сможет нормально спать в отелях. А тут все сравнительно тихо. Сравнительно.
И вот, выбравшись из машины, парень взирал на здание с горящими окнами выглядевшее так, будто бы хозяин ушел из дома и оставил свет включенным, чтобы ворам было страшнее заходить. При виде такого зрелища, на лице парня растянулась ухмылка. Жгучее "что-то здесь не чисто" вновь вернулось спустя целый месяц и пробудило в Рихтере желание бить и бежать, обострило его рефлексы и разогнало его мысли во много раз. Скоро начнется охота. Трюки с дверью лишь подлили масла в огонь, а когда достопочтимый мариачи предложил составить план, Альф размеренными шагами начал расхаживать, то приближаясь к двери, то удаляясь от нее. И его даже не смутил откровенный страх в глазах Ванды, так как он надеялся, что он улетучится, стоит ей поймать ритм. Ошибался ли он? Скоро узнаем.
- Согласен, как никогда, Эдуардо. Итак, что мы имеем: медийную личность, что постоянно мелькает в газетах и по телевизору. Он занимается благотворительностью, помогает малоимущим и, судя по тому, что я успел по нему нарыть, он крепко держится в седле на разного рода интервью, не избегает каверзных вопросов и словно бы подрабатывает в церкви. - Альф остановился прямо перед открытым проходом в помещение, залитое светом - Так какова вероятность, что Герр Этре приехал в пансион , забыл закрыть дверь, повключал везде свет и прямо сейчас сидит с компанией в какой-нибудь из дальних комнат за согревающими напитками и не менее согревающими историями?
Альф ухмыльнулся и повернулся к напарникам, но с уже более серезной миной. Он вообще пытался выглядеть максимально уверенно.
- Если же все несколько хуже, то девушкам может грозить опасность, а нас попросту заманивают в ловушку...
Парень вновь повернулся к двери и выдохнув, вытер ноги о коврик. Мысли клубились  в голове. Идти прямо в пасть к хищнику и тем самым его спровоцировать или попытаться обойти и потянуть его за хвост? А что если у зверя есть глаза на затылке?
- Я прост... - голос все же предательски дрогнул - Я просто сунусь туда и проверю наличие людей. Поработаю приманкой, так сказать. Если дверь за мной захлопнется, то расценивайте это как нападение и ищите другой вход, либо выбивайте дверь. В худшем из возможных случаев я продержусь минут пять.
Альф уверенно перешел порог и сделал несколько твердых шагов в богато обставленное ярко освещенное крупной люстрой помещение. Он довольно шумно выдохнул, так как это была только прихожая, а она уже была размером с его квартиру в Шибусене. Видимо, мэтр не скупится на жилищные условия своих подопечных. Только вот самих подопечных не было слышно, да и охрана отсутствовала.
- Bonsoir! Je ne voulais pas déranger! Je suis venu te tuer! - с ужасным немецким акцентом огласил Альф заученную фразу.
Но ответа не последовало.
- Тут... по моему нет никого...

Отредактировано Alfram Richter (2018-07-15 22:12:15)

+3

6

   Одинокие, брошенные своим владельцем садовые инструменты лежали у одного из кустов японской спиреи. Даже ее голые ветви не могли скрыть всю величественность и красоту этого кустарника, поздней весной готового распуститься ярким розовым букетом. Грабли для листьев и садовая лопата со свежей грязью на них явно свидетельствовала о недавнем их использовании, причем, судя по тому, что она не засохла, еще сегодня днем. Еще свежие следы от толстой подошвы садовника вели ко входу в здание — здесь, рядом с лестницей, как раз и стояли его сапоги, судя по всему, замененные на какую-то другую обувь.
   Прихожая, по величине своей едва уступающая холлам среднестатистических особняков Франции, была обустроена большим количеством шкафов одинакового интерьера. Они были снабжены зеркалами и вмещали в себя верхнюю одежду большой семьи из 5 человек, и всем собравшимся большим семьям было бы, где развернуться, окажись они все в одно время в одном месте. На крючке одного из шкафов одиноко висела куртка садовника, впрочем, как у любого хорошего повара, с необычайно чистыми рукавами и грязным передом.
   Но едва выйдя из прихожей в огромный холл, студенты краем уха могли услышать едва доносящуюся мелодию, играемую на пианино. Игра отнюдь не мастера, но большого любителя, звала к себе незваных гостей, безмятежная и глубокая, словно жемчужина Сибири. Следуя мелодии и двигаясь по длинному коридору, они наконец замечают слегка приоткрытую дверь, из которой выглядывает мягкий и дрожащий свет, словно от огня. Через него проскакивают, словно цирковые лошадки, грациозные тени, эти чёрные силуэты. Лишь музыка и силуэты, одни на весь особняк. Только они говорили о том, что в доме кто-то есть.


Swan Lake

   Мэтр играл на пианино, полностью увлеченный музыкой, и лишь силуэты, падающие на его нотную тетрадь, которую он и без того знал наизусть, могли говорить с ним одними лишь движениями, изгибами тела. Девушки, еще пару месяцев назад робкие и голодные, из бедных семей, теперь они прекрасные лебеди, кружащиеся рядом с высокой кровью и просто дочерьми богатых людей — все они, откуда бы они ни были, ныне слились в одно целое. Их движения, из мягких и медленных, развивались по мере продолжения музыки, и в самой заключительной части стали печальными, наполненными тоской склонившихся над своим верным другом лебедей. Старенькая и худая экономка стояла рядом с садовником, мужчиной лет сорока пяти, с пробивающимся серебром в волосах и естественной небритостью, у самого входа в зал, задержав дыхание и завороженно наблюдая за прекрасным танцем девушек. Стоически выдерживая подступающие чувства, садовник стоял ровно, прямо, словно этим отдавая свое уважение танцующим; ком в горле не давал упасть скупой слезе.
   Прозвучали последние ноты, и клап пианино с хлопком опустился, прекращая танец. Пусть и давно заметивший присутствие незваных гостей, мэтр не мог заставить себя прервать выступление, не против девушек и их зрителей. Он встал, чтобы похлопать девушкам, и все в зале начали хлопать друг для друга, подбадривая и хваля.
Нас посетили гости. Кто сегодня помогает мадам Лоран? — обратился он к девушкам, и поднявшие руки пять балерин выступили вперед, легким шагом и быстрым шагом отправившись за экономкой, вместе с ней поклонившимися пришедшим студентам. — Остальные могут пройти по своим личным делам. Ужин в шесть вечера... — тут он остановился, посмотрев на часы. — Ох... затянулось. В восемь. Сделаем легкий ужин.
   Девушки пробежали за дверь, коротко клонясь новоприбывшим, и, без лишних слов, разбегались кто куда по своим комнатам. Особо внимательные из троицы могли заметить, что до того момента стоявший у двери, рядом с экономкой, садовник, теперь, едва ли такое было возможно, исчез, хотя, наверное, просто прошел мимо них, не привлекая на себя должного внимания.
Bonjour, Monsieur! — он поклонился им, и, переведя взгляд на их спутницу и посмотрев ей в глаза, добавил, — Mademoiselle. Вынужден извиниться перед вами, у нас как раз в это время проходят репетиции перед ужином, и чаще всего в это время во всем доме и за его пределами никого нет, — и где-то далеко, уже переодевшись в свою рабочую одежду, вновь начинает трудиться садовник. — Но... теперь же, могу я поинтересоваться, что привело вас сюда? — но, вновь посмотрев на Ванду, он легко улыбнулся, выдвинув затем свое предположение их визита. — Вы ведь не записаться к нам хотели, не так ли?
   В самом деле, ни один из двух молодых человек не выглядел, как брат этой юной девушке. По правде говоря, он впервые видел, чтобы к нему приходили такой странной группой. Являлось ли это творческим амплуа или просто причудой, он предпочел не спрашивать, чтобы не обидеть.
В любом случае, раз уж вы здесь, не хотели бы вы присоединиться к ужину? Мадам Лоран очень хороший учитель, и, будьте уверены, наши ученицы готовят великолепные блюда по всем французским кулинарным традициям.
[icon]https://i.imgur.com/BbuMfS0.jpg[/icon][status]Silhouettes[/status][nick]Manuel Aytré[/nick]

+3

7

Идальго был поражен, что хоть кто-то собирает информацию о грядущем задании. Обычно студентов это мало волновало, кроме того, что описано на самой табличке. Тут же Альфрам, видимо, очень постарался. Ха, забавный паренек. Но вот последующее действо от Оружия мало понравилось мексиканцу. Мало того, что он не дождался решения своего Повелителя и Эда, так он еще ушёл вперед один. Отрезав Ванде путь к отступлению, мексиканец повел обреченную девушку в след за её напарником. Не оставлять же её снаружи? Догнав Рихтера, Идальго легонько отпустил тому затрещину, после чего добавил тут же, быстро зашептав ему на ухо:
-Дорогой мой амиго, никогда, слышишь, никогда не бросай напарника. Запомни это хорошенько. Ты что, не видишь, девочка банально не справится одна?! - после чего прокашлялся и широко улыбнулся парочке.

Мексиканец не мог не заметить того, что все же кто-то тут был. И далеко не потому, что где-то в глубине дома играла музыка. Еще на входе было видно, что прислуга худо-бедно присутствует в пансионате. Возможно, они просто попали не в самое удачное время. К тому же в голове у Идальго стала крутиться мысль, что задание это было чей-то выдумкой. Обидой и клеветой на человека. Хотя это еще требовало проверки. Обстановка явно была сделана со вкусом и шиком. Улыбка Эдуардо становилась все шире и шире от той претензионной помпезности, что излучало строение.

И вот, пройдя по коридору,трио наконец-то заметила ту дверь, из которой исходила музыка. Сам мексиканец не особо любит пианино из-за его малой мобильности, но музыку назвать плохой не мог. Мелодия была мягкой и успокаивающей, а прелестные сеньориты, кружащиеся в танце, заворожили Повелителя. Эд приоткрыл дверь и встал в проходе, облокотившись на дверной косяк, продолжая смотреть на дев и слушать музыку. По окончанию репетиции Идальго встретил девушек и мэтра громкими хлопками и одобрительным свистом. За всем этим радостным моментом, Эд упустил из виду садовника, который, как ему показалось, буквально исчез из поля зрения, что сразу же насторожило мексиканца. Но его внимание привлек галантный мэтр, поприветствовавший троицу.

- Сеньор Мануэль Этре - произнес Идальго, беря на себя право говорить. Сняв сомбреро и склоняя голову в знак уважения, мексиканец продолжил. - Мы представители Дона Шинигами из небезызвестной Академии Смерти. Нас прислали с очень интересным и интригующим вопросом, который, видимо, волнует ваших противников и некоторых представителей власти. Дело в том, что не смотря на Ваше великолепие и талант, а также доброту и заботу к детям, у некоторых злых языков родилась глупая идея, что дети, которых вы обучаете на добровольной и безвозмездной основе, которым вы помогаете встать на ноги, пропадают по загадочным причинам. Именно поэтому мы появились здесь, дабы узнать что же на самом деле тут происходит и почему столь чудесного человека обвиняют в столь тяжелых смертных грехах.

После данного монолога, Эд спохватился и представил своих спутников и себя. Последующее предложение присоединиться к ужину было радостно встречено, хотя мексиканец и не подавал виду того, что сам еще пока сомневался в этом человеке. Отсутствие Видения Душ явно создавало проблему, которую теперь требовалось решить более сложным способом - выяснить самим. Разговорами, действиями и, возможно, догадками по каким-либо уликам, которые предстояло еще найти. Если, конечно же, они были.

+3

8

Быть самым неопытным членом команды автоматически означает быть её грузом. Ванда понимала это, но всё равно ввязалась. Всем же надо когда-то начинать, правда? Да, это первая её охота, она не сосредоточена, напугана и уже не желает находиться в этом жутком пустынном пансионате, но… Впрочем, нет тут никаких «но». Она бесполезна, с этим не поспоришь, и она сама прекрасно это знает. Меньше всего ей хотелось бы, чтобы так думали Эд и Альф, но к её сожалению они, очевидно, тоже успели это подметить.
Револьвер говорил что-то вроде как полезное, отчего Венди стало стыдно. Это их общее задание, но в отличие от своего напарника девушка не готовилась совсем. Она даже не знала толком кто такой этот загадочный Этре. Ей почему-то казалось, что представленной в Академии информации о задании будет вполне достаточно, а мысли разузнать что-то самостоятельно даже не возникло. Пф, кто вообще сказал, что к заданиям нужно готовиться? Ответственно подходить к делу? Зачем, Венди, что за глупость? Это Эдуардо и Альфу поручили разобраться в исчезновении выпускниц, у тебя же своё собственное, особое задание. Выданное лично самим Шинигами. Ванда вздохнула. Опозориться.
Вставить что-то своё, что звучало бы умно и относилось к теме она не могла, поэтому приходилось только внимательно слушать. Рихтер, специально или нет, нагнал своими словами про ловушки ещё больше жути, а потом и вовсе решил, что лучше всего отправить его в качестве наживки. Естественно, Ванда была против. Она широко открыла глаза от удивления и уже собралась высказать своё мнение по поводу сего своеобразного плана, но парень не дал своим спутникам и шанса на протест. Он просто вошёл внутрь, будто чёткое согласование действий им не нужно. И Венди бы ринулась за ним, если бы каждый его шаг с гулким эхом не отдавался в её голове. Единственная мысль, что посетила её сейчас, была о том, что Альф умрёт, если в этот момент кто-то нападёт на него. Дверь закроется, а за ней останется только он и толпа кишинов. Снаружи будет Эдуардо, который точно попытается что-то предпринять, вместе со стоящей как столб Вандой, парализованной стремительностью развития событий.
Это лишь мысли. На деле же Альф стоит в холле, что-то орёт, но Ванда не слышит, её будто ударили по голове. Эд тащит девушку внутрь здания, да она и не противится вовсе. Лишь путается в собственных ногах, пытаясь успеть за Идальго.
Что бывает с людьми, когда они теряют своих напарников? Много чего. Со своей болью Венди справлялась на удивление успешно, лучше, чем от неё можно было бы ожидать. Но кто угодно сломается при потере двух напарников. И не за всю жизнь, заметьте. За месяц. За долбанный месяц. Возможно, это был бы рекорд среди Повелителей. Она привыкла быть первой с конца, но такого дна в своей жизни ещё не пробивала.
Ванда посмотрела на шепчущего что-то Эдуардо и приуныла ещё сильнее. Он точно сказал что-то о ней, она была уверена в этом. Что-то нехорошее. Однако думать об этом не было времени, ведь где-то там, в глубине огромного пансионата звучала музыка. Венди плохо разбиралась в классике, никогда не ходила на балет, но волнующая мелодия, что вела их за собой, казалась ей до мурашек знакомой. На входе в здание Ванде казалось, что стоит ей услышать хоть один подозрительный звук или увидеть неестественную тень, как она сразу же с криком выбежит наружу, залезет в машину Рене и не выйдет из неё до тех пор, пока снова не окажется на вокзале, однако это было не так. Звуки пианино успокоили её и будто бы заранее убедили в том, что сюда они приехали зря.
И вот они дошли до места репетиции, где увидели… о, господь, как удивительно, чёртову репетицию? Мэтр выглядел увлечённым игрой, девушки оттачивали свои навыки, готовясь к какому-то выступлению. Ничего подозрительного, наоборот даже, всё предельно ожидаемо и логично. Это именно то, что должно происходить в школе танцев. И ни единого трупа вокруг. Такая чудесная картина успокоила Ванду окончательно, мысленно она уже готовилась к возвращению домой. Не желая стоять в проходе, она зашла внутрь зала, сделала несколько шагов вперёд и встала рядом со стеной, чтобы не мешать обзору пришедших с ней молодых людей. Венди внимательно следила за выступлением, в один момент выдав тихое, но восторженное:
Лебединое озеро!
Вот откуда она знала музыку. Это был единственный балет, который Ванда смотрела. Ну, как смотрела, скорее занималась своими очень важными делами, которые имеются или же появляются у каждого ребёнка, стоит родителю попытаться его просветить, а запись шла на заднем плане. Она была ещё маленькой, когда тётя принесла с очередного свидания не что-то бесполезное, а кассету с Лебединым озером.
Стоило выступлению закончится, как Ванда принялась хлопать прекрасным девушкам, подарившим ей в трудный момент тёплое воспоминание о доме. Балерины упорхали куда-то за дверь, а сам Мануэль Этре обратился к своим незванным гостям. От прямого зрительного контакта с ним Венди стало неловко: она покраснела, сжалась, нервничая. Что делать в подобной ситуации она не знала, но посчитала неплохим вариантом кивнуть в ответ и сказать «добрый вечер, сэр». Сказать, конечно, сказала. Вряд ли хоть кто-то слышал, уж больно тихо и неуверенно это звучало. Предположение мэтра и вовсе застало её врасплох. Ну какая из неё балерина? В общем-то, при обучении получилась бы весьма себе хорошая, однако в представлении Ванды балерины всё же должны быть повыше.
После произнесённого слова «ужин» Венди почувствовала, как с призывом к принятию столь щедрого предложения скрутился её желудок. Она хорошенько понервничала за весь день и ей было бы необходимо восстановить силы.

+3

9

"Ха, поторопился я с выводами. Видимо мэтр сейчас занят с ученицами. Остается вопрос: почему дверь открыта? Неужто весь персонал настолько в восторге от репетиций, что срывается откуда угодно, забывая закрывать за собой двери? Нет, ну серьезно, должен же кто-то следить за всем этим? Чтобы убрать этот дворец нужно как минимум человек восемь" - Альф прислушивался к музыке, пробивающейся сквозь стук молотков в собственной голове. Он все еще был на взводе и готов драться, и наличие того факта, что его пока никто не хочет убить делало все только хуже. Он прикованным взглядом сверлил коридор, откуда доносился звук пианино. И тут он почувствовал, что в его затылок что-то прилетело. А затем в ухо полились нотации. Ох, как же он устал от нотаций. Не бросал он никого, лишь вверил напарницу в более надежные руки. Не отреагировав ровным счетом никак, Альф молча пропустил напарников вперед.
Ванду музыка чем-то явно зацепила, так как девушка с уже более живым (или просто заинтересованным) видом пошла вперед.Альф же еще раз окинул помещение взглядом и, только после этого, медленно зашагал следом. ”Ладно, прикинем такую ситуацию: тут все будет предельно мило, Этре окажется самым настоящим душкой, все ученицы будут на месте и все окажется гадкой ложью. Соответственно: какого черта мы тут забыли? Неужто у Шибусена настолько непроверенные информаторы, что они вот просто так недосчитавшись нескольких учениц, которые на самом деле живы, но просто ушли в запой в связи с кардинальными переменами в мире, тут же забили тревогу, призвали двух студентов (трое, ну но не суть) из академии, которая специализируется на уничтожении всякой хтонической гадости, подняли на уши детектива, оплатили поездку!... И все это ради того, чтобы мы приехали, послушали балет и, помахав ручкой, поехали обратно. Сутки, проведенные в дороге, ради часа в Париже.” - Альф тихо усмехнулся, окидывая настороженным взглядом убранство, ища подвох и оценивая, насколько “жилым” оказывается поместье - ”Ну, это был бы довольно забавный поворот событий, уж точно будет что вспомнить и рассказать”.
А вот и конец коридора. Ванда с завороженным видом припала к стене и наблюдает за танцем, Идальго стоит в проходе и, похоже что занят тем же, а беловолосый потихоньку понимает насколько он не в своей тарелке. Не то, чтобы девушки танцевали плохо или мэтр играл как-то криво, нет. Просто сам Рихтер не понимал всего этого.
Он никогда не мог часами рассматривать гениальные произведения художников, что рисуются годами, не мог с меланхоличным видом слушать классику, едва не плача, как вон тот мужчина в рабочей одежде сейчас. Грубо говоря, Альф - неотесанное быдло, он это прекрасно понимает и не раз пытался исправить, но раз за разом он встречал стену непонимания. И балет, пожалуй - самое страшное что ему встречалось в этом плане. История, что рассказывается не словами, но танцем и музыкой. И да, беловолосый в принципе понимал смысл, понимал историю, но не находил в этом ничего особенного и совершенно не видел резон тратить лишние три часа своей жизни на вот это. Наверное, он странный. Наверняка странный.
Окончание репетиции он встретил каменным выражением лица и вежливыми аплодисментами. Девушки разбежались кто куда, а сам Этре решил поприветствовать незваных гостей, удостоившись полноценного приветствия от Идальго, кивка от Рихтера и… что-то со стороны Дамми (Альф не разобрал, но вроде что-то дружелюбное). Очень мило с его стороны после всего этого было пригласить студентов даже не на чай, а на полноценный ужин. ”К нему заваливаются трое человек, один из которых вооружен до зубов, пусть и в мягкой форме, но кидают ему в лицо обвинения, а он зазывает их поужинать.” - Рихтеру и вправду очень хотелось есть, но виду он не подавал. Лишь сложил руки на груди и уже по привычке, просканировал комнату на наличие странностей. И его тут же кольнуло то самое “что-то тут не так”. Где мужчина? Женщина так и стоит у стены, но рядом с ней совершенно точно стоял кто-то еще. Вышел вместе с ученицами? Нет, Эдуардо и Альф у двери устроили такую баррикаду, что девушкам пришлось выходить строгой линией (что получалось у них на удивление грациозно и легко), да еще и так, что беловолосый одарил каждую из учениц взглядом в глаза (как хорошо, что в комнате полумрак и никто не видит заигравший на щеках парня румянец). ”Ладно. Это уже перестает быть смешным. Одно дело быть осторожным, а другое дело искать во всем опасность. Скорее всего, пока я тут занимался самокопанием, он проскочил мимо и сейчас спокойно работает. Люди не исчезают без причины. Надеюсь, что не здесь.” - выходнул Альф.
- Я тоже не откажусь. Могу я узнать, где нам разместить верхнюю одежду?

+3

10

   Мэтр внимательно слушал Эдуардо, кивая тому головой. Когда все наконец прояснилось, Мануэль убрал локоны волос со своего лба и, пройдя пальцами, словно гребешком, по своим перекрашенным в белый волосам, чтобы немного снять с себя напряжение и вместе с тем выдержать паузу для ответа, наконец нашелся, что им сказать:
Ох, это наверное из-за... — его лицо помрачнело, когда он подумал о причине того, что за ним послали отряд прямиком из Академии Смерти. — Да, я прохожу основным свидетелем по делу о пропаже многих моих выпущенных учениц. Но они... — он оглядел зал, чтобы удостовериться, что никого из его учениц здесь не осталось. — Это тяжелый разговор. Мы сможем его обсудить чуть позже, после ужина? Не хочется портить себе и вам аппетит.
   Когда он говорил о девушках, он выглядел довольно мрачно и жалко. Мануэль был не из тех людей, кто легко мог вести себя под давлением власть и силу имущих, поэтому за эти три года полиция его истощила настолько, что любой разговор об этой теме ему давался с большим трудом. Жить и работать с теми, кто тебя постоянно во всем подозревает — очень тяжело. За время начала этих таинственных пропаж он потерял больше половины обычного притока учениц в своей школе. Мало кто мог отринуть эти нелепые слухи о нем и вверить Этре свою дочь, а потому большая часть выпускниц обычно уезжала к своим родителям, и те ее не отпускали никуда дальше местных театров. Более храбрые, кто решился уехать заграницу... они таинственно исчезали. Конечно, такова была официальная версия Этре и его приближенных, но все французские семьи, чадо которых он обучал, уезжали из Франции так или иначе.
А, да, конечно, — он услышал Альфрама и повернулся к нему. — Вы, должно быть... заходили из черного входа? У парадного входа, в прихожей, есть много шкафов. Они сейчас никем не заняты, верхняя одежда наших учениц хранится у них в комнатах, а прислуги — в своих. Так что сейчас все они пустуют.
   Он посмотрел на часы над пианино. Полвосьмого вечера. Прикинув, чем ему занять еще своих нежданных гостей, он предложил идею, которая не шла в разрез с его личным временем.
Думаю, вы не против пока прогуляться эти полчаса по нашему дому в ожидании ужина? Прогулка вызывает аппетит, — по мэтру было видно, что он немного отошел от плохих воспоминаний и сейчас вел себя так, как и до этого, приветствуя незваных гостей. — Я пошлю за вами девушек, как все будет готово. А пока — у нас есть, на что посмотреть как внутри, так и снаружи. Леонард, наш садовник, отлично справляется и в одиночку с внешним убранством поместья, в этом ему весной и летом помогают ученицы; у нас несколько гостевых залов, есть картинная и даже своя собственная спальня с призраками, — уже немного повеселевший, мэтр упомянул и про давно пустующую комнату в конце левого крыла здания, бывшая спальней его бабушки и дедушки, теперь же она была просто местом с кучей фамильных картин, статуй, книг и просто древностей. — А я пока пойду в свои апартаменты, нужно приготовиться к ужину.


   У троицы было время не только обдумать все сказанное мэтром, но и осмотреть все подозрительное, что вообще можно было назвать подозрительным. Все помещения выглядели ухоженно и опрятно, картины были вовсе не с ужасающе смотрящими на тебя людьми прямиком из эпохи, где "аутодафе" вовсе не казалось людям названием способа приготовления кофе, а чем-то более горячительным. Общий интерьер тоже не отличался излишней готикой, как и богатством — все было исполнено в приятных глазу бежевых тонах, и только картины с пейзажами и натюрмортами говорили о какой-никакой роскоши. Студентам также периодически встречались ученицы Этре, которые, пробегая мимо них по своим делам, учтиво кланялись и бежали дальше по своим делам. Так, возможно, и провели все оставшееся время студенты, за бесцельным блужданием по поместью и вне его территорий. Та самая "спальня с призраками" была закрыта на ключ; экономка мадам Лоран готовила на кухне со своими помощницами; а садовник с некоторыми девушками, по их собственному желанию, приводил сад в порядок после дневной работы. Спокойная и текучая жизнь — не успеешь оглянуться, как год в этом месте пролетит незамеченным.


   Их нашла одна из учениц, когда на часах уже успело пробить восемь.
Мсье Этре просит вас к столу, — несмотря в лица молодым парням и с ними их спутнице, она, немного покраснев, развернулась и побежала обратно, откуда пришла.
   Стол был обставлен не так изысканно, как если бы это было сделано еще два часа назад — посередине стола стояли чан с луковым супом на мясном бульоне для дам и более сытным и калорийным касуле с мясом и фасолью — для уставшего садовника, у которого это блюдо было одним из самых любимых, Этре и двух его гостей. Рядом стояли, в разных частях стола, салатницы с нисуазом, а также еще утром заготовленный десерт, клафути, с порцией для каждого — но, как обычно это бывает, большая часть учениц от последнего отказывается, заботясь о своей фигуре, с чем вовсе был не согласен мэтр, иной раз говоря о том, что баловать себя можно и нужно, особенно с таким хорошим и деятельным графиком учебы, как у них. Хлеб же, по традиции, лежал не в тарелках, а прямо на столе, на чистой скатерти. Он, вместе с ученицами и персоналом, взялись вместе за руки. Сидящие рядом со студентами девушки также протянули свои руки и им, для молитвы перед приемом пищи.
Благослови, Господи Боже, нас и эти дары, которые по благости Твоей вкушать будем, и даруй, чтобы все люди имели хлеб насущный. Просим Тебя через Христа, Господа нашего. Аминь, — произнес мэтр, и, отпустив руки девушек по обе стороны, принялся за свое касуле. Он не любил разговаривать за едой, как и видел то, что его гости были очень голодны, а потому не собирался ничего говорить, пока они не выйдут из-за обеденного стола.
[icon]https://i.imgur.com/BbuMfS0.jpg[/icon][status]Silhouettes[/status][nick]Manuel Aytré[/nick]

+3

11

Эдуардо видел, как нервничает Мануэль. Человек явно не был в своей тарелке. А столь открытая угроза присутствия как минимум одного головореза, вооруженного до зубов, явно не способствовало улучшению жизни и настроения. Идальго продолжал улыбаться мэтру, который явно был озадачен. Подозрение, что этот человек причастен к пропажам начали уменьшаться. Хотя Эд не исключал своего рода безумие, которое Этре мог скрывать. Слишком часто доводилось мексиканцу встречаться с подобным. Но сейчас он себя никак не проявлял.

Казалось бы Мануэль что-то хотел рассказать, но вместо этого тактично решил промолчать, ссылаясь на разговор после обеда. Э, брат, так дела не делаются, сказал а, говори б. Что-то не чисто. Я думаю, даже если он сам это не делает, то как-то косвенно причастен, но стыд или чувство страха не дают рассказать. Что же ты таишь в себе, дорогой мой лягушатник? Склонив голову чуть на бок, мексиканец осматривал с ног до головы мэтра, оценивая его. Типичный местный пижон. Вроде ничего особенного. Отвлекшись на Альфрама, Эдуардо увидел куда смотрит парень. Не надо было быть гадалкой, чтобы догадаться - девочки явно понравились ему. В тот же момент Идальго тихонько рассмеялся, широченная улыбка снова прилипла к его лицу. Хлопнув по плечу Рихтера, он кивнул в сторону выхода. Откланявшись, троица удалилась в ожидании ужина. Повелителю еще не хотелось есть, так как в поезде он очень хорошо провел время с кампанией. Поэтому он решил, что займется более пристальным осмотром пансионата, когда все удаляться за стол. Скинув верхнюю одежду и оставив гитару в предложенном шкафу в парадной, Эд пошел осматривать поместье.

Убранство дома было довольно приятно и успокаивающе действовало на мексиканца, хотя расслабляться ему явно не хотелось. Что-то действовало на нервы, будто комар, летающий над ухом. Разговорчивый Идальго даже на какое-то время притих, лишь изредка подавая голос в разговоре с напарниками. Он собирал информацию и анализировал. Вскоре к ним подошла очаровательная девушка, которая проинформировала троицу о ужине, которых ждал их. Кивнув ей, Эд позвал товарищей в небольшой кружок.
-Итак, дорогие мои друзья. С этого момента мы разделяемся, Ванда, Альфрам. Я оставляю на вас часть с ужином. Попробуйте разговорить Этре. Послушайте его россказни, взыграйте на его самолюбии. Может что-то получится выведать. И Ал, защищай её как зеницу ока своего. А я пойду осмотрюсь то, что мы не успели. Поцеловав каждого в лоб на удачу, Эд направился вглубь строения, ожидая найти хоть какие-то зацепки того, что  же происходит тут на самом деле.

Для начала Эдуардо решил все таки проверить ту самую загадочную комнату с приведениями. Никто не ограничивал его в свободе перемещения, как, собственно, и никто не запрещал ходить с его излюбленным оружием. Вопрос был в том, что найти эту комнату и не заблудиться было тяжело. Встретив пару девочек, Идальго смог сориентироваться, где она находится. Пробовать заговорить больше нужного у мексиканца не получалось. То ли окружающих пугал его внешний вид, то ли происхождение незнакомца, которое явно было не в секрете. В таком месте сплетни должны были довольно быстро распространяться. Подойдя к нужной двери, Идальго на всякий случай подергал её. Закрыто. Наглухо. Хм, что же здесь может быть такого, что она заперта, да так капитально? Интерес взыграл у Повелителя в одном месте. Оглядевшись и поняв, что никого поблизости нет, мексиканец достал свой нож. Осмотрев замок, Идальго выяснил, что он вполне себе обычный врезной, пусть и вычурно сделанный. И что нормально открыть его, без порчи имущества Повелитель не сможет. Ну что поделать. Я должен выяснить правду, если что оплачу ущерб из своего кармана. Воткнув нож в небольшую щель между дверьми, Эд почувствовал, что уперся в защелку. Закрыв глаза, мексиканец сконцентрировался и пустил Дыхание Души по клинку, резко опускаясь телом на кинжал. Раздался резкий скрип и часть замка была разрезана, открывая доступ внутрь комнаты, в которую тут же шмыгнул мексиканец...

Отредактировано Eduardo Hidalgo (2018-07-30 12:06:19)

+3

12

Ванда пристально слушала Этре, но искать ложь, потайной смысл, читать между строк или пытаться выявить пропитанные фальшью нотки в голосе мэтра не пыталась. При всей своей опасливости в отношении мужчин ей не казалось, что он врёт. Возможно, она неосознанно убеждала себя в правдивости его слов, ведь Мануэль выглядел действительно обеспокоенным участью своих воспитанниц. Из Ванды плохой детектив, такие вещи легко топят её юное сердечко. Это возраст. Неопытность. Пара десятков ударов о нелицеприятную правду, и она станет твёрже.
Тяжёлый разговор перенесли на время после ужина и Венди облегчённо выдохнула. Не хватало ещё потерять аппетит от нервов. Пока девушка с особым пристрастием обрисовывала в своей голове очертания сочного жаренного мяса с не менее сытным гарниром, Альфрам задал очень полезный вопрос. Ванда и заметить не успела, как ей стало жарко в куртке. Собственно, ничего удивительного, куртка же была утеплённая. На самом деле снять её Ванде хотелось не только из-за температуры. На фоне прекрасных «лебедей», привлёкших к себе особое внимание спутников девушки, она смотрелась, мягко говоря, нелепо. Толстая куртка, весьма неженственно сидящая на фигуре Венди, вкупе с ростом Повелительницы выглядела… забавно. Своеобразный лайфхак по превращению девушки в мягкий наощупь шар. Да и, пожалуй, слишком детская шапка с помпоном лучше не делала.
При первой удобной возможности, когда троица достаточно удалилась от зала, Ванда спешно стянула с себя шарф и скинула верхнюю одежду. Шапку она с третьего раза запихнула в карман. В прихожей Венди продолжительное время выбирала шкафчик, в котором она оставит свою одежду. Она старалась выбрать самый примечательный, чтобы его было легко запомнить. Вешать куртку на вешалку ей не хотелось, поэтому Ванда абы как запихнула свои вещи в шкафчик и громким хлопком дверцей оповестила всех о своей готовности к обследованию пансионата.
Куда бы они не пошли, на какой бы этаж не заходили, Ванда была спокойна. Всё выглядело предельно дружелюбным и ухоженным. На пути иногда попадались юные балерины, с которыми девушка приветливо здоровалась. Несколько раз она останавливала спешащих куда-то балерин, но диалог дальше приветствий не заходил. Ванду это не обижало, но и не настораживало. Мало ли у них дел под вечер. Слоняясь с напарниками по коридорам, она не стеснялась подходить к дверям, стучать и открывать их. Возможно это и неправильно, ведь она гость в пансионате и должна вести себя вежливо, сдержанно, однако сейчас ей так хотелось быть полезной, что все эти мнимые правила приличия её не интересовали. Открывались же далеко не все двери. За ними было тихо, поэтому Ванда сделала предположение, что закрыты нежилые спальни, коих, очевидно, достаточное количество. Слухи всё же откладывают свой отпечаток на школе танцев.
Эдуардо вёл себя на удивление тихо, но странным Венди это не показалось. В конце концов, они недостаточно долго знакомы, чтобы можно было сделать вывод о том насколько такое поведение для него естественно. Полчаса пронеслись незаметно, и вот к ним уже подходит очаровательная ученица Этре. Преодолевая своё смущение, она позвала их к столу. Ванда уже собиралась следовать за ней, но Эд подозвал напарников к себе, и она была вынуждена развернуться. У мексиканца уже был свой план действий, который он, по старой-доброй традиции их команды, решил с остальными не обсуждать. Шикарно сработались… Венди вздохнула. Она не рассчитывала на то, что они ни с того ни с сего начнут работать как слаженный механизм, но и не думала, что будут так рассинхронизированы. Да и слова Эдуардо про хранение кольнули её самооценку. Ванда может и выглядела маленькой, но не была беззащитной. Шапка с помпоном вовсе не говорит об уязвимости. Никогда не знаешь, что может выкинуть эта девушка в стрессовой ситуации. На самом деле она может и просто запаниковать, но сейчас это не тот вариант, который приходил ей в голову.
Пока уязвлённая Ванда хмурилась, думая, что же такого ответить Эду, в лоб ей прилетел… Поцелуй. Она удивлённо посмотрела на мексиканца и запищала, краснея. Ударить его у неё не поднялась бы рука, да и шок сковал движения и ясность мысли на какое-то время. Неслыханная дерзость. Это был буквально первый ею полученный поцелуй от мужчины. Раньше её так целовала только мама на ночь, лет эдак шесть-семь тому назад. Она даже с подругами не целовалась в отличие от своих сверстниц. Ей казалось это странным. А тут пришёл какой-то мексиканец в чёртовом сомбреро, раскрасил своё лицо и как давай целоваться. Звучит сюрреалистично, будто предсказание подвыпившей цыганки из шатра в цирке. Этот странный порыв чувств, благо, задел не только Ванду, что помогло ей хоть немного расслабиться. Сейчас девушка предпочитает всё же пойти на ужин и забыть об этом диком инциденте.
Еда пахла вкусно, отчего у Венди урчало в желудке. Сосущее чувство голода вновь дало о себе знать, поэтому она поспешила устроиться за столом. Ей хотелось вообще всего, что только можно было найти на столе. Трудно было сдержать желание вести себя как изголодавшаяся жертва Освенцима, но Ванде это удалось. Она невольно равнялась на сидящих вокруг балерин, чьё воспитание не позволяло прикоснуться к пище раньше нужного. Венди же оставалось только молча сверлить взглядом что-то странное, но явно мясное в центре стола. Молитва застала её врасплох. Дамми никогда не были религиозной семьёй, так что перед едой они не имели привычки молиться, отчего девушка испытывала неловкость, держась за руки с остальными и слушая слова мэтра. И вот, казалось бы, прелюдия окончена. Хорошее время, чтобы поговорить, однако Этре не выглядел заинтересованным в диалоге сейчас. На деле Ванда бы и не решилась заговорить с ним первой. Ей было чем заняться помимо всяких разговоров. Еда.
Один неосторожный взгляд в сторону сидящих напротив девушек остановил её на полпути к касуле. Чтобы убедиться в своём предположении она осмотрела всех присутствующих за столом. Без сомнений. Все балерины, как одна, ели луковый суп. Ванда отчаянно засопела и потянулась уже к супу.

Отредактировано Wanda Dummy (2018-07-31 13:59:45)

+5

13

”Проходит основным свидетелем? Хм, так, похоже никто в открытую его пока не обвинял, либо он просто не любит слово “подозреваемый”. Эх, а я уж надеялся, что за нас уже все раскопали, и ситуация максимально однобокая.” - Альф шагал за напарниками в сторону шкафов, неся в руках сложенный плащ. Мэтр явно нервничал, отвечая Идальго на обвинения. Он выглядел подавленным и уставшим, как если бы под него регулярно копали. И неужто более профессиональные детективы, вроде той женщины, что привезла их сюда, не нашли ничего, что указывало бы на причастность Мануэля к пропажам девушек? Ученицы просто вот так исчезали за воротами этого пансионата без следа? У беловолосого уже голова грелась от подобных мыслей. Либо Этре невиновен и искренне переживает за каждую из девушек, либо он просто хороший актер. ”Черт, да почему все должно быть так сложно! Ванда, ты чем руководствовалась при выборе задания!? Был бы типичный такой злой кишин: за все плохое, против всего хорошего, мы бы приехали, сделали в нем дырку, я закусил бы его душой, но нет, нам надо сидеть и клещами вытаскивать информацию из, может быть, невиновного человека! Кто вообще оценивает сложность этих заданий, почему оно доступно молокососам из NOT? ” - у беловолосого дергался глаз, пока он аккуратно вешал плащ в один из шкафов. Мельком он заметил, как его напарница запихивает шапку со смешным помпоном в карман. И как-то отхлынуло. Честное слово, притащили на войну ребенка. Рихтер физически не мог представить себе, как Дамми эффектным выстрелом разносит чудовищу голову, а потом выдает что-нибудь хлесткое.
- Damn, I’m good. - почти про себя произнес Альф, хихикая от выдуманного лица девушки, чьим голосом должна была звучать фраза.
А потом началось изучение поместья. В принципе, ничего нового револьвер для себя не почерпнул, походил тут, порассматривал картины там. Поместье, как поместье, такие в кино показывают. Думать уже не хотелось откровенно, а аппетит был нагулян еще час назад во время пути от вокзала. Разве что поведение напарников несколько изменилось: Ванда расслабилась окончательно, а вот Эд совсем наоборот, ходил напряженный, как струна его гитары, оставленной в шкафу. Видимо, чутье у мексиканца работало на полную мощь и он пытался всеми силами уловить что-либо подозрительное. Было бы здорово, если бы у него получилось.
И вот вся троица уже собралась в одной из комнат, на столе в которой стоял…
- Ого, канделябр! - удивленно произнес Альф и весь напускной профессионализм тут же пошел прахом.
Парень подскочил к столу и совершенно по-детски схватил подсвечник. Весь пансион освещался электричеством, так что что-то подобное он увидеть здесь не ожидал. ”Офигеть, я их раньше только хлыстом разбивал… ну то есть...”
— Мсье Этре просит вас к столу, - Послышался девичий голос, заставший Альфа врасплох. Немного покрасневшая девушка уже удалялась из комнаты. Выдохнув, Рихтер потянулся обратно за отброшенным в панике канделябром. И тут Эдуардо решил провести собрание. Револьвер слушал вполуха, увлеченный изучением витиеватого узора на светильнике -”Ух, а он здоровский. Интересно, золотой или позолоченный? Тяжелый какой, им ведь можно и...”
-...Альфрам...
”Проломить кому-нибудь башку!” - взгляд Рихтера вперился прямо под сомбреро мексиканца, а лицо его выражало искреннее желание убивать, что, впрочем, не особо волновало мариачи. ”Тихо, Альф, спокойно, Альф. Он просто не знал… Он не со зла. Просто… Просто Досчитай до десяти. Один... Два...” - и только беловолосый начал успокаиваться, как ненавистный мексиканец смачно чмокнул его в лоб и удалился. Несколько секунд Альф стоял в ступоре, не совсем понимая что делать и как относиться к произошедшему. Догнать и запустить в голову подсвечником? Да нет, как-то момент испорчен. Ванда, судя по всему, тоже в восторге не прибывала, хоть это как-то успокаивало. Худо-бедно, студенты тронулись вслед за девушкой.
И вот ужин, начавшийся, внезапно, с молитвы. Пусть парень и несколько смутился, но послушно взялся за руки вместе с остальными и подождал, пока Мануэль не закончит свою речь, мысленно уже поглощая содержимое одного из чанов. Едва дорвавшись до еды, Альф зачерпнул себе блюдо, которое сильно напомнило ему стью. Разве что погуще. Главное, что там было мясо. И только тот хотел приступить к трапезе, как заметил лицо Ванды, что с тяжелым вздохом тянется к луковому супу.
- Может все-таки возьмешь чего посытнее? Мы почти не ели в пути. - Улыбаясь произнес револьвер.

+3

14

   Поддавшийся замок с неприятным, довольно громким хрустом отворился, и Эдуардо тут же прошмыгнул внутрь комнаты. Сырость и спертый воздух проникали в легкие мексиканца и въедались в его кожу, всеми способами заставляя того выйти отсюда. Желтенькие пыльные обои вот-вот отстанут от стен, опав на пол. На полу, в контрасте с большим слоем пыли, находились более отчетливые отпечатки ног — пусть они и тоже были настолько серые, что, казалось, появились здесь несколько лет назад, настолько они не выделялись на общем фоне. Они вели к белой занавеси, которая покрывала что-то большое и плоское. Подойдя к ней и сорвав ту, Эдуардо мог бы увидеть на мольберте холст с изображением на нем акварельными красками мальчика в элегантном костюме XIX века: его удлиненные, мягкие и седые волосы практически опускались до плеч; тоскующий взгляд неестественно красных глаз был обращен куда-то вдаль и больше передавал чувства художника к этому маленькому аристократу, чем его реальное состояние; худоба и впалость его щек, еще с давнего времени, говорило о принадлежности к высокому сословию; в левом нижнем углу была всего одна надпись — "Mon trésor Manuel".
   Помимо этого холста по всей комнате тесно ютились одинокие статуи словно бы из времен Ренессанса, картины, изображающие людей и в частности — семейство красноглазых альбиносов в изящных одеяниях. Какие-то были уже покрыты паутиной, впрочем, так давно, что пауки, которым нечем здесь было питаться, давно все иссохли под гнетом времени и голода. И ничего более. Один лишь хлам, старый и никому не нужный.
   Выйдя из бесполезной комнаты, Эдуардо мог попробовать обойти еще три из самых приметных помещений — кухня, пока все находятся на ужине; кабинет мэтра на втором этаже, пока он общается с Вандой и Альфрамом; служебные комнаты, где живут садовник и кухарка, — или же вовсе пойти к ним за стол в надежде, что и для него порция еще осталась.


   Мануэль поднял взгляд со своей порции на Альфрама Рихтера и Ванду Дамми. Улыбнувшись сцене, впрочем, вовремя прикрыв рот салфеткой, он выдержал паузу и добавил:
Дама вольна есть в меру своего чувства голода, — он перевел взгляд на девушек, привыкших соблюдать тишину и не дававших себе больших вольностей за столом. — Наши воспитанницы соблюдают специально подобранную под нашу программу диету из пятиразового питания, потому они не так голодны, нежели мы с вами.
   Впрочем, оставив на этом свое участие в разговоре, он вновь приступил к трапезе, более не вмешиваясь в их общение. Закончив с касуле, он, не дотрагиваясь до десертов и салатов, подвинул к себе небрэндированную бутыль со столовым красным вином — такие же стояли у каждой из частей огромного стола, чтобы хватило всем; отпив немного из бокала, он оглядел обеденный стол и заметил, что все девушки уже успели съесть луковый суп и принялись за десерт. Решив, что самый лучший вариант начать разговор после того, как девушки закончат кушать, он изредка пил вино небольшими глотками из своего бокала, готовясь к не самому приятному для него разговору. Когда же все закончили трапезу, Мануэль поднял руки с протянутыми ладонями к девушкам рядом с собой, чтобы помолиться.
Благодарим Тебя, Боже, за все Твои благодеяния. Через Христа, Господа нашего. Аминь. — И после этого они поднялись со стола, по очереди выходя из помещения. Мэтр же остался сидеть на своем месте. И, когда помещение опустело, спустя выдержанную и немного неловкую паузу, принялся рассказывать, смотря на свой пустой бокал вина.
Все началось с одной из моих учениц 6 лет назад. Чезарина Люпи, она была из хорошей румынской семьи, девушкой красивой, талантливой и умной. Большому миру она известна, как оперная певица и актриса театра, но свое обучение она начинала с театра, желая стать балериной. Именно за время учебы мы и обнаружили в ней отличные вокальные данные. Еще в танце в ней выражались такие качества, как артистичность и театральность — ее движения очень отличались от тех, коим учил я; ее движения были более плавные и естественные, ее чувства и эмоции в танцах выражались более яркими порывами, но вместе с тем она вносила и дисгармонию в коллективе. За полгода обучения мы хотели устранить этот недуг, однако я предложил ее родителям отправить Чезарину в театральный. И она уже была на первом курсе, когда стала известна во Франции. И после переехала в Нью-Йорк по окончанию обучения, где уже стала известна на весь мир.
   Он глубоко вдохнул и выдохнул из себя все то, что заставляло его сердце биться чаще.
Чуть больше 4 месяцев назад Чезарину жестоко убили. Об этом писали многие газеты, и, что самое страшное, она... ох, многие из газет писали о ней, как о демоне... Я был уверен, что это не так, что желтая пресса всегда перевирает новости, и эта история — не исключение из правил, но... Какое-то время назад ко мне уже приезжал детектив Карпентье. Это молодая девушка из департамента полиции Франции, она более известна в узких кругах тем, что сотрудничает с Шибусеном. И четыре месяца назад она явилась ко мне, сообщив о смерти Чезарины... и исчезновении многих моих выпускниц.
   И он погрузился в молчание, опустив взгляд на стол. Когда он все же смог обратить лицо на своих собеседников, взор его был тяжелый и измученный.
Я не основной свидетель. Я главный подозреваемый в этом деле. Вот уже более 3 месяцев идет дознание, детектив Карпентье собирает на меня все, что только можно, но... если она вызвала вас, то, похоже, все, — он гневно сжал левую руку в кулак, гневно и в отчаянии посмотрев на студентов и выдавливая из себя с трудом слова. — Из Шибусена не посылают следователей. Значит, вы пришли убить меня.
   В зале повисло гнетущее молчание.
[icon]https://i.imgur.com/BbuMfS0.jpg[/icon][status]Silhouettes[/status][nick]Manuel Aytré[/nick]

+4

15

   Комната была не убрана. И это было еще слабо сказано. Эд поморщился от того спертого воздуха, что заполнял помещение. Что же сподвигло мэтра сделать такую комнату? Да тут сто лет не убирались! Спрошу у него при встрече, на кой ляд он такое устроил. А вот увиденные отпечатки заставили Идальго застыть на месте и осмотреться тщательнее, словно гончая собака, что взяла след. Аккуратно ступая дальше, мексиканец понимал, что все равно оставит следы в этой богом забытой комнате. Но он не хотел наследить больше возможного, стараясь минимизировать "ущерб" пыли. Следы вели к занавеси, которая скрывала что-то интересное. Идальго не преминул стянуть её, картину. Эдуардо не был знатоком в живописи, но она была явно сделана умелым мастером. Человек, нарисованный на картине был очень поход на Этре, а надпись только подтвердила подозрение мариачи. Вокруг стояли разного рода статуи и картины, также мало заинтересовав Повелителя. Накрыв картину покрывалом, Эд вышел из комнаты и аккуратно (на сколько позволял сломанный замок), прикрыл дверь. Посещение загадочного помещения не дало вообще никакой информации. Слегка разочарованный Идальго задумался над выбором, куда еще ему податься.
 
   Личный апартаменты Мануэля без веских причин Эд вскрывать не стал бы. Слишком много шума наделает. Да и вряд ли он там хранит что-то такое, что могло выдать его как убийцу. Не настолько же он туп?.. Пожав плечами самому себе, Идальго двинулся в единственное место, где его точно не ждали. В стороны служебных помещений. Поплутав немного по поместью, музыкант не встретил ни души. Видимо, все все таки на ужине. Помещения оказались запертыми. Вламываться в каждые запертые двери явно было перебором и наглостью. Особенно, если тебя принимают как гостя. Достаточно будет одной.. А то я что-то разошелся.. Выдохнув, Эд обреченно поплелся в обеденную, где проходило застолье. Еда мало волновала мексиканца. Сейчас он хотел добраться до той скрытой тайны как можно скорее. На кону стояли жизни прекрасный сеньорит и горячий парень не мог игнорировать этот факт.
   
   Идальго подошел к дверям как раз в аккурат под крайне наглое обвинение в убийстве от мэтра. Такого Эд не мог стерпеть. Пусть это и будет выглядеть именно так, как это описывает достопочтимый Этре. Распахнув дверь пинком, Идальго опустил голову так, что сомбреро, которое он не снимал даже в помещении, закрыло его лицо полностью. Он медленно направился к сидящему Мануэлю. Каждый тяжелый шаг Повелителя отдавался звоном шпор, которые мексиканец по ряду причин использовал для своего образа. Руки медленно легли на клинки, которые покоились в ножнах. Блеснул металл, и в одно движение Эд оказался за спиной у сидящего мэтра. Оба ножа скрестились на его горле. Мрачно рассмеявшись, мариачи выплюнул, шепча на ухо французу:
   
  - Сеньор Этре, если бы мы захотели бы вас убить, поверьте, я бы не стал брать моих маленьких и юных товарищей с собой. Я бы так же не стал ничего говорить. Вы бы и глазом не успели моргнуть, а были бы уже продырявлены в нескольких местах и это даже не ножом. Не смейте кидать обвинения в том, что мне не составит труда. А еще, я бы попросил рассказать ЧТО на самом деле вы скрываете от нас. Я чую, не договариваете часть правды. И сомневаюсь, что вы раскрыли её моим коллегам.

После этих слов Идальго слегка надавил ножами на горло Мануэлю, царапая кожу на шее неглубоко.

   -А еще я бы хотел услышать вашу историю о той загадочной комнате с вашими портретами и бюстами. Почему она заброшена? Зачем вы её скрываете?

Отредактировано Eduardo Hidalgo (2018-08-05 11:16:29)

+3

16

Сегодня Венди осталась без мяса и уже почти готова была с этим смириться, в конце концов луковый суп не худший из возможных вариантов. Горячий, сытный, в общем, жить можно. Так, очевидно, не казалось Альфраму, который наверняка из лучших побуждений предложил девушке съесть то, что ей было больше по вкусу. Это вроде и забота, да и не сказал он чего-то такого уж страшного, но Ванду будто огрели чем-то тяжёлым. Один раз, когда она была совсем маленькая и рисовала на обоях разноцветными масляными мелками, мама поймала её с поличным. Это был не первый раз и Венди чётко знала, что так делать нельзя, но обои продолжали казаться ей скучными, блёклыми, не серыми по цвету, а серыми в душе. Если, конечно, у обоев есть душа. Услышав голос матери, девочке становилось стыдно, грустно и в целом плохо, ведь она понимала, что делает что-то нехорошее, поэтому меньше всего хотела, чтобы её застукали. По неизвестной ей самой причине Ванда вновь испытала это чувство спустя столько лет. И пусть сейчас она не сделала ничего плохого, ощущалось это так, будто её поймали за руку на чём-то непристойном.
Н-не-е-ет, что ты, я не слишком голодна! — Ванда со смешком схватила бульонную чашку с супом.
Она старалась выглядеть уверенной, но получалось так себе. Возможно завершению образа уверенной в себе и совсем не испытывающей голода девушки мешал пресловутый румянец на щеках или же легонько трясущиеся от волнения руки, а может и всё вместе. К разговору подключился Этре, что ситуацию вообще ни разу не красило — меньше всего она хотела бы, чтобы сейчас все обсуждали её «неженственную» любовь к жирной пище, которую она так неумело скрывает. Ванда никогда не любила выделяться, особенно в чужой для неё среде, так что если все будут есть несчастный луковый суп, да хоть камни, ей богу, она будет есть то же самое.
Ужин наконец закончился, девушки удалились, стало быть, пришло время для серьёзного разговора. Мэтр начал свой рассказ про одну из его бывших учениц, и Ванда могла поклясться, что где-то слышала это имя. Впрочем, это было неудивительно, девушка была известна, в расцвет её карьеры о ней наверняка говорили все. На словах об убийстве Чезарины что-то внутри Венди замерло и упало на самое дно. Как же страшно и больно, когда умирает кто-то кого ты знал. Ей было знакомо это чувство. Как о демоне… Она задумалась, анализируя слова Мануэля. Многозначительно дёрнув Альфа под столом за штанину, она старалась акцентировать внимание на этих словах мэтра, но при этом не перебивать его. Как о Кишине? Она была Кишином? Нет, такого не может быть. Нас послали расследовать дело о пропаже воспитанниц, но чтобы одна из них… изменилась… и нам не сказали об этом? Тогда что он имеет в виду под «писали о ней, как о демоне»? Ничего не понимаю. От запутанных мыслей Ванду отвлекли слова Этре.
Что? Нет, пожалуйста, не дум… — её перебило эксцентричное появления Идальго, который, вроде как, ушёл искать улики.
Ванде всегда казалось, что чтобы что-то найти нужно быть тихоньким как мышенька, а не грохотать, открывая с ноги двери в чужом доме, изображая из себя ковбоя в салуне из типичных вестернов. Однако возможно испорченная дверь — благодаря опрометчивым действиям Идальго — являлась сейчас наименьшей их проблемой, ведь у горла мэтра сейчас были ножи, а мексиканец разразился понятной только ему речью.
Венди тяжело дышала, осознавая, как быстро задание катится под откос. Дыхание перехватило, сердце забилось быстрее, и девушка, поднимаясь со своего места, взяла в руку кусок хлеба.
Эдуардо, лови! — Ванда была преисполнена уверенности, поэтому бросила хлеб в Идальго в надежде, что рефлексы не подведут и он поймает, тем самым убрав хотя бы одну руку от горла мэтра. — Что не так? Какие ещё портреты? Мне казалось, что работа в команде подразумевает содействие. Нас не нужно предупреждать о том, что ты узнал или сделал? Сначала лучше напасть? А если он не виноват? А если он обычный человек, который попал в сложную ситуацию? Тогда ты только что порезал невиновного! Что он недоговаривает? Он говорить-то только начал!
Ванде было неловко: весь монолог её голос дрожал, то едва слышные, то слишком громкие слова резали ухо, она рдела и выглядела неуверенной в собственных словах, хоть и хмурой. Сейчас Венди повысила голос на повелителя, который был старше, опытнее и сильнее её самой, но события захлестнули девушку так сильно, что промолчать она уже не могла. Команда явно не сложилась…

+4

17

- Хм. Ну ладно, как знаешь... - выдохнул Рихтер. Судя по всему, Ванда не хотела выделяться из общего ряда девушек, что на взгляд Альфа выглядело довольно странно.” По тебе же видно, что мяса хочешь, так в чем проблема? Ох, не понять мне девушек.” - покачал головой беловолосый, принимаясь за свою порцию.
Ужин был вкусный… наверное. На протяжении всей трапезы Альф сидел в нетерпении, ожидая этого самого “серьезного разговора”. Он обдумывал все вопросы, что он собирался задать Этре и о том, каким образом он собрался разговорить человека, из которого пытались вытрясти информацию на протяжении долгого времени. Парня все еще волновал сам факт их приезда в Париж. Неужто все те, кто ходил за Этре следом нарыли достаточно информации для того, чтобы поставить жирную точку в этом деле? Однако, вместо того чтобы просто арестовать Мануэля, вызвали команду из Шибусена, места где обучают сражаться со всякой сверхъестественной гадостью. Вряд ли весь состав местных сотрудников правопорядка просто махнул рукой, спихнув очередной “висяк” на эту самую сверхъестественную гадость. Вердикт напрашивался сам собой, но пока еще не пришло время его вынести.
И вот ужин подошел к концу. Девушки вышли из комнаты, а вслед за ними проследовал садовник, ради которого Альф даже оторвался от своих раздумий. Нет, никаких внезапных телепортаций, он попросту вышел. Очень тихо и незаметно. Рихтер отодвинул от себя десертную тарелку и морально приготовился.
Во время рассказа Этре, револьвер смотрел в глаза мэтру остановившимся взглядом, и старательно вслушивался, боясь упустить хотя бы каплю информации, что могла пролить свет на всю эту ситуацию. Услышав про “демона”, Альф почувствовал, как Ванда дернула его за штанину и коротко кивнул. Сверхъестественная. гадость. Ясно. Значит, вот как все выходит: сам Мануэль не обвиняется в пожирании человеческих душ (что логично, не похож он на хаотичного безумца), и лишь его бывшая студентка была убита… и оказалась “демоном”. Ну, если под этим словом имеется в виду кишин, а не просто очень скверный характер, то картина начинает складываться странная. ”Ясно, вот только нужно еще разузнать поподробнее о множественных пропажах среди учениц. Если дальше выяснится, что они все поголовно были “демонами”, то тогда… что тогда?  Нужно больше информации. ”. Однако, именно в этот момент у Мануэля сдали нервы. Этот монолог явно потребовал от него много усилий.
- Убить? - одними губами произнес Альфрам, задумчиво коснувшись шрама на глазу.
А дальше Эдуардо вынес с ноги дверь и начал размахивать ножами, а Ванда, не выдержав столь эффектного появления, швырнула в мексиканца хлебом. А ведь у того сейчас похмелье, рука дернется - мэтру конец. И посреди всего этого спокойно сидит Альф, потирая шрам и пытаясь понять.
- Погодите секундочку. - наконец подал он голос, после чего встал, подошел к открытой нараспашку двери и с щелчком закрыл ее на замок.
Он уверенным шагом направился к небольшому шкафу, откуда извлек три бокала. Вернувшись на свое место, он подтянул к себе и бокал Мануэля, а после и бутылку с вином.
- Прости, Эд, - Он точным движением запустил бокал прямо в сторону мексиканца, с такой силой, чтобы тот остановился прямо перед ним,  - Но сперва меня интересует парочка вопросов касаемо истории Герра Этре. Ослабь слегка хватку, будь так добр.
Второй бокал он передал Ванде.
Ванда, дорогая, - обратился Рихтер к девушке  - Ты права, наши действия были слегка сумбурными, сейчас я попытаюсь все устаканить. Если будут возражения - дай мне знать, я прислушаюсь.
Голос его был полностью бесцветным, глаза смотрели в одну точку (взгляд он направлял лишь двигая головой), но в то же время на лице пробивалась едва заметная ухмылка. Бушующий в голове беловолосого ураган наконец начинал стихать, чему он был несказанно рад, но сейчас надо было как-то сгладить ситуацию, так что тот использовал первое что пришло в голову...
- Герр Этре, - вновь наполненный бокал Мануэля отправился в его сторону, - Мы убиваем лишь чудовищ, а вы, вроде как, к ним не относитесь.
Взяв в руки последний бокал, Альф расположился на своем месте и, отпив немного, дал ухмылке продвинуться чуть шире по лицу.
- Мы пришли сюда разобраться. Зачем кому-либо убивать вас? Если детектив Карпераньте так сильно уверена в вашей виновности, то она могла бы просто арестовать вас. Но. Дело в этом самом слове. “Демон”. Вы могли бы рассказать поподробнее, что именно вы имели ввиду под этим… О! И еще касаемо пропавших учениц. Их тела нашли? Сколько их пропало? В каких городах их видели в последний раз? Если у нас будет достаточно информации, то мы сможем сложить эту историю воедино. И поверьте мне, в ее концовке я заинтригован не менее вашего.

+3

18

   Мануэль поднял подбородок выше и оперся спиной на спинку, чтобы лезвия клинков меньше давили на его горло. Он сжал пальцы на подлокотниках сидения, в страхе прикусив губу. Струйка крови потекла с небольшого пореза, который нанес ему Идальго. Он вломился ровно тогда, когда Этре окрестил их палачами. Мэтр не мог говорить, он весь дрожал и пытался только отодвинуться подальше. Когда один из клинков исчез около его горла, мужчине стало дышать немного легче, но, кажется, вместе с попыткой поймать кусок, нападавший также немного отодвинулся, что только придало давления клинка на кожу. Позже он понял, что отвлек его брошенный девушкой в Идальго кусок хлеба.
   Небольшой ручеек крови стекал по его горлу, заливая белоснежный воротник и окрашивая красный шарф в бордовый. Он схватился руками за рану, подавшись головой и туловищем вперед, тем самым смотря на пол и держа руку у горла. В то же время во всем этом действии речью разнесся второй юноша из Академии. Этре его совсем не слушал, думал о чем-то своем. Как он их вышвырнет из дома и навсегда забудет. Как закроет все врата и огородит себя, прислугу и девушек от всех врагов извне.
Убирайтесь из моего дома немедленно, — озлобленно прохрипел он. — Я не желаю о чем-либо с вами говорить.
   Он снял с себя шарф, чтобы потуже обвязать вокруг раны у горла.
Не хочу видеть ни вас, ни ваших людей, ни Карпентье. Убирайтесь. Оставьте меня в покое, — как заклятье, произносил он.
Я не хочу отвечать на вопросы палачей, и уж тем более тех, кто забирается в мой дом без приглашения. Мои личные вещи — это мои личные вещи, то, что вы вломились туда, где было заперто... Просто уходите! — этот цирк ему порядком надоел, продолжать его он не хотел, только избавиться от этих людей.
   После того, как он оправился от шока, страх на его лице сменился приступом гнева. Бледная кожа порозовела, всем собой он излучал решимость. Мануэля явно не заботили более клинки мексиканца, как и что-либо, что он еще мог сделать. Мануэль отправился на выход из зала, в свой кабинет, чтобы позвонить комиссарам. Если они сами не уйдут, их точно уведут служители закона. Вторжение в частную собственность, взлом, угроза жизни, причинение легких физических повреждений. Кем бы они не были, закон перед всеми одинаков, как считал Этре. И ровно по этому он же считал, что ему ничего не грозит из этого дела. Отправить убийц в его дом, убить его под предлогом, что он Демон, как это сделали с Чезариной Люпи, этой невинной девушкой... просто осквернить ее... Он не позволит.


   Она уже давно сидела в машине, уставшая от ожидания студентов. Карпентье точно была уверена в том, что Этре — Кишин, как ее заверили в этом и в Парижском филиале. Неужели они втроем не могут справиться с демоном? Она давно уже проголодалась, но даже ничего не взяла с собой. Тяжело вздохнув, она откинулась на спинку сидения, чтобы немного отвлечься от терзающих ее мыслей, как вдруг среди них затесалась другая тревожная.
"А что, если они не справились?.. — это предположение молнией ударило в ее мозг и прошлось по всему телу. — Тогда я должна подождать их... еще час или два..."
   Рене закрыла двери и окна в машине, осмотрев в окна всю территорию вокруг. Правда, совершенно никого. Тихо, только слышен шелест листьев, птицы уже давно успокоились и спрятались в гнезда. Загородное поместье, достаточно уединенное, чтобы творить там свои зловещие дела...
   Она краем глаза заметила движение в стороне. Быстро повернув голову в ту сторону, она заметила девушку, выбежавшую из территории поместья и побежавшую в лес. Рене, проверив, что ее пистолет надежно закреплен в кобуре под пальто, вышла из машины, побежав, стараясь оставаться незамеченной, вслед за ней...
[icon]https://i.imgur.com/BbuMfS0.jpg[/icon][status]Silhouettes[/status][nick]Manuel Aytré[/nick]

+4

19

   Летящий в него предмет Эдуардо разрезал еще на подлете, повинуясь скорее годами отточенными рефлексам, нежели видя что именно устремилось к нему. Хлеб, рассеченный на два одинаково ровных куска приземлился позади стула мэтра, который как не кстати, заерзал седалищем. Ай ай ай! Мысленно воскликнул мексиканец, недовольно уставившись на усугубившийся порез на шее француза. Слишком опрометчиво. С явным опозданием подумал Идальго. Кинув крайне недовольный взгляд на Ванду, Повелитель тут же смягчился, понимая, что девочка видит мир в розовых очках и не могла до конца понять методы Эдуардо, который, порой, предпочитал идти вабанк. Отстранив второй кинжал от шеи Мануэля в опасении, что артист умудрится распороть шею окончательно, Эд спрятал оружие в ножны. Не обращая внимание на стакан, мексиканец сложил руки в замок на груди и прислонился к стене в ожидании. Речь парнишки вряд ли убедит явно перепугавшегося Этре, а боязнь Эда может выльется во что-нибудь стоящее. Вдруг проговорится?

   Но, как оказалось, терпение у достопочтимой персоны оказалось не титаническое. Явно психанув, хоть и выдавая это за гневную тираду, Мануэль отправился к выходу. Руки Идальго чесались открутить его напыщенную голову, все же оскорбить посланцев Академии французик смог. И обычно, такие люди получали свое от рук мексиканца, но сегодня явно был не его день. Только успокоившись Эдуардо опять получил "перчатку в лицо." Я тебе сейчас дам палача. Молить будешь о смерти. Очень недобро подумал Повелитель. Рыпнувшись было по направлению к цели, Эдуардо получил крайне подлую подсечку от кого-то из напарников и крайне неудачно ударился лицом от край стола, да так, что звон в ушах продолжал стоять даже после пробуждения. Очнулся Эд не сразу. Сначала он слышал голоса над собой. До него долго не доходило, где он и кто он. Но потом титаническим усилием Повелитель вспомнил, кто он такой и зачем здесь. Очнувшись окончательно, мексиканец отметил, что его протащили почти до самого холла, где они оставили одежду. Присвистнув от удивления, парень бодро вскочил на ноги и ,смерив напарников показушным недовольным взглядом, внезапно рассмеялся, одарив их широкой улыбкой.   
   - Ладно, заслужил. Ну что, есть план, что будем делать дальше?
   Беззаботно произнес Идальго, закидывая на плечо излюбленную гитару и направляясь к выходу.

   Но завидев улепетывающую в закат фигурку Рене насторожился. Куда это она?
   -Друзья, наш многоуважаемый детектив взяла след. Предлагаю проследовать за ней, дабы узнать что же она там такого нашла! - глаза парня снова загорелись азартом и он чуть-ли не в припрыжку бросился догонять девушку, с каждой секундой оставляя все меньше времени на раздумывания напарникам.

Отредактировано Eduardo Hidalgo (2018-08-27 11:14:13)

+3

20

Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Был ли хоть один случай в истории, в котором кому-то помогли дыхательные упражнения избежать нервного срыва? Вряд ли. Ванда взволнованно сопела и тряслась всем телом от напряжения. Что она сейчас сделала? Зачем она сорвалась на Идальго? Зачем она вообще сюда приехала? Как же ей хотелось уехать сейчас, забыть всё произошедшее, а ещё лучше вернуться в прошлое и не брать это задание. Сейчас все наделали ошибок, что плавно подводило девушку к мысли, что помимо сопровождающего из EAT на героическую борьбу с Кишинами нужно брать ещё и преподавателя.
Альф подал Ванде бокал с вином, но на него она обратила внимание только когда парень заговорил. Слегка вздрогнув от неожиданности, девушка аккуратно взяла бокал в руки, сдерживая дрожь. Она опустила взгляд в пол, щёки же её сейчас были похожи на праздничную гирлянду, меняющую цвет: едва успев погаснуть после нападок на Эдуардо, они вновь запылали от одного лишь обращения Альфрама к ней. Дорогая… Венди залпом опустошила бокал. За один только день меня поцеловали и назвали «дорогая». О, и пусть это сделали два разных человека, мне кажется, что сегодня я стала лучше понимать парней. Мама, я наконец присоединилась к миру взрослых женщин, свободно флиртующих с мужчинами. Ванда, успешно отвлёкшись от происходящего, на какое-то время окончательно выпала из реальности, рисуя у себя в голове образ этакой роковой женщины, женщины-вамп, крадущей мужские сердца. Естественно, половину из сказанного Альфом Мануэлю она пропустила мимо ушей, но кое-что всё-таки девушка выцепила. Венди, стоявшая всё это время у него за спиной, наклонилась к револьверу и прошептала, прикрывая рот тыльной стороной ладони от остальных:
Альф, — она сделала небольшую паузу. — дорогой, — Ванда с трудом сдержала улыбку, в голове же у неё безостановочно гудели мысли о смелости её обращения и о том, что теперь, повзрослев лет на десять за пару часов и став сердцеедкой, важно не стать стервой, соблазняющей и отталкивающей мужчин. После нужного для успокоения вдоха она продолжила. — детектив Карпентье. Рене Карпентье. Не Карпераньте.
Это и близко не было самым важным в его монологе, но Венди с чувством выполненного долга отстранилась и поставила пустой бокал на стол. Возможно, вино было лишним после глинтвейна? Всё может быть.
Реакция Этре вряд ли кого-то могла порадовать. Признаться, Ванда была уверена, что на диалог с Альфрамом он согласится. Однако же разъярённый Мануэль решил с концами избавиться от излишне хамоватых гостей. Она жалела, что так получилось. Несчастный Этре и без того был убит горем, а тут к нему бесцеремонно вваливаются незнакомые люди, ковыряются в его вещах, угрожают расправой. Эдуаро пытался выдавить из француза информацию, но не смог. Альф тоже не добился успеха. А что это значит? Это значит, что сейчас наступил звёздный час Ванды. Она может исправить положение. По крайней мере, она постарается.
Оскорблённый словами мэтра, мексиканец уже шёл за ним, чтобы, вероятно, задавить его своей силой и причинить физический вред, что, каким-то образом в глазах Идальго доказывало бы, что он ни в коем случае не палач и вообще хороший человек, но Венди решила по-другому, поэтому, воспользовавшись преимуществами ловкости и маленького роста, проскользнула перед Эдуардо, отталкиваясь от него рукой.
Постойте, сэр Этре, прошу вас! — Ванда не касалась мэтра, предпочитая двигаться с ним с одной скоростью в надежде на то, что он остановится и поговорит с ней, — Я искренне прошу у вас прощения за всё произошедшее, мы не палачи и не маньяки, мы ведём расследование. Пожалуйста, помо…
За своей спиной Венди услышала странный грохот и тут же обернулась.
Эдуардо! — девушка бросилась к упавшему на пол повелителю.
Она хотела помочь ему встать, но из-за неудачного падения мексиканец потерял сознание, так что пришлось поднимать его вдвоём с Альфом и тащить на выход. Решено было уезжать после прихода Идальго в чувства. Ванда же старалась держаться, хотя бы на короткое время сохранить присущий ей позитив, которого так не хватало этим вечером. Дыхательные упражнения всё ещё были бесполезны, так что девушка подняла голову, чтобы сдержать подступающие к глазам слёзы. Упустить Кишина на первом задании ещё ладно, понять можно. Но вот провалиться, даже не выйдя на след, у кого-нибудь вообще так было? Опоздали на дело, вторглись на частную территорию, отбили желание сотрудничать со следствием у единственного человека, который мог внести хоть какую-то ясность, покалечили сопровождающего. Над ними не будет смеяться только ленивый. Сначала не смогли в элементарную синхронизацию, а теперь вернутся с новым материалом для шуток на год вперёд. Впрочем, это проблемы будущей Венди, нынешняя же предпочитает сначала утешить саму себя, а потом и вовсе забить на все проблемы. А у кого их нет? Все мы люди и у всех что-то не получается. У неё вот не получается то, что она будет вынуждена делать всю жизнь. Зато весело. Да, весело всем, кроме неё и других участников событий, но в Академии многим поднимет настроение и самооценку этот показательный случай. Она и Альф будто обречены всю жизнь вдвоём быть теми людьми из рекламы, которые пользуются неправильными средствами, поэтому не могут очистить одежду от пятен, сварить себе вкусный кофе, не испытывать проблем с пищеварением… Неудачники, проще говоря.
Идальго же пришёл в себя и поначалу выглядел недовольным. Его легко можно было понять, вот так по доброте душевной соглашаешься сопровождать NOT’овцев на их первое задание, а они же тебя и калечат, однако хмурый взгляд сменился задорным смехом, от которого Венди почувствовала себя немного лучше. Плана у неё не было, она над ним не думала, а если бы и пыталась, то всё равно ничего дельного бы не предложила.
И вот вновь происходит что-то несогласованное: Эдуардо, не вдаваясь в подробности и не ожидая ответа, кинулся куда глаза глядят, оставив напарников позади. Особого выбора не было, да и что уж тут выбирать? Ванда с улыбкой посмотрела на Альфа, поспешно натягивая на голову шапку.

+3

21

На замечание Ванды Альф отреагировал несколькими кивками не отрывая взгляда от Эрте. Да, с именами и их произношением у  него всегда были проблемы. И зачастую связанные не только со своим собственным именем.  По одному месту все пошло ровно в тот момент, когда нож мексиканца зашел чуть глубже чем стоило, мэтр захрипел, Ванда ужаснулась…
В этот момент Рихтер явственно ощущал себя человеком, вышедшим пораньше с утра на балкон и узревший в небе приближающийся громадный метеорит. Узреть-то узрел, а вот сделать что-нибудь целесообразное в этой ситуации, чтобы отвернуть напасть, не может при всем желании. Последняя капля терпения Мануэля выкипела и он сбежал, роняя проклятья. ”Прекрасно. Сейчас он вызовет полицию, начнутся разбирательства. Интересно, как отреагируют стражи закона, если мы им в качестве оправдания скажем “мы думали, что он монстр”?” - так Альф впервые задумался о том, насколько далеко распространяется юрисдикция  Шибусена и что бывает, когда она начинает пересекаться с общечеловеческими правами. Ухмылка с его лица окончательно сползла, теперь он сидел и недовольно скрипел зубами, смотря на тщетные попытки Ванды как-то урезонить ситуацию. ”Да нет же! Мы не можем провалить задание! Это же… наша работа, в конце концов, мы не можем просто взять и не выполнить ее. Ладно, еще не все потеряно, просто нужен план. План. План. План.” - Альф изо всех сил прикидывал вероятность разных вариантов - “Ладно, он пока не ушел, может остановить и убедить его в том, что просто Идальго с бодуна всегда здоровается с людьми ножами? Ай, да что я несу!”
Рихтер встал из-за стола и быстрой походкой направился к мэтру, в отчаянной попытке поддержать Ванду и успокоить хрипящего мужчину.
А потом произошло нечто странное. Идальго, рванувшийся было доказывать собственную безобидность очередной дозой насилия, получил казалось бы легкий толчок от юркой девушки и отступил на несколько шагов и споткнулся о так неудачно поставленную ногу револьвера. Бам.
Секунду или две альбинос стоял в ступоре над недвижимым телом напарника, пока тихо не выдавил:
- Эд?
И вместе с уже подбежавшей к мексиканцу напарницей он попытался привести Идальго в чувства. Тот дышал, но в сознание не приходил. Кое как дотащив мариачи до холла с одеждой, Альф признал поражение. Провал. Едем домой.
- Ох… зараза, хоть бы не сотрясение, а если через две минуты не придет в себя, будет необходима госпитализация, а тут у нас разруха, сейчас Этре вызовет полицию, а у нас тут тело, а он человека порезал, а он вламывался в комнаты... - Дрожащим голосом тихо бормотал Альф, теребя в руках плащ, извлеченный из шкафа. ”Да что же это! Это проклятие какое-то?! Почему кто-то блистательно выполняет задания, режет кишинов толпами, попадает в EAT в семнадцать, а кто-то гребанный Альфрам Рихтер?!”
Кротко взглянув на напарницу, он понял, что ей сейчас не легче и тихо выдохнул. Да, проклят тут был явно не только он. А ведь Альф надеялся поддержать девушку на первом задании, раз уж успели поработать вместе, проследить чтобы все прошло без сучка без задоринки, а сам...
Однако, случилось неожиданное: мексиканец встал, отряхнулся, бросил на окаменевших напарников недовольный взгляд и рассмеялся как ни в чем небывало. И тут же, с места в карьер побежал… делать свою работу. Без нытья о кружащейся голове, без разбирательств в том, кто его пнул.
Увидев такое зрелище, та сторона Альфа, что так яростно желала докопаться до разгадки, напомнила о себе. Рихтер рассмеялся и повернулся к напарнице.
- Он точно человек?
Револьвер стал в темпе натягивать плащ.
- Итак. Мэтра мы разозлили, но пока не все потеряно. Готов поспорить, что прямо сейчас он попытается вызвать полицию, так что действовать надо быстро. Мадемуазель Карпентье, - альбинос с улыбкой поставил акцент на последнее слово - видимо удалось что-то учуять, так как я сомневаюсь, что она попросту отбежала в туалет. Узнаем что это, разбираемся с этим и, по возможности, попытаемся договориться с Герром Этре. Еще раз. План дырявый, но другого у нас нет. Будут идеи - не стесняйся предлагать, я прислушаюсь.

+3


Вы здесь » Soul Taker » Охоты » [Охота] Мануэль Этре | 26.02.986


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC